<<
>>

Психологический анализ «видородовой» психологии

Один из основателей отечественной военной психологии П. И. Изместьев подчеркивал:

«В армии... могут быть группы, деятельность которых основана на отличных одних от других базисах, имеющих дело с отличными одних от других машинами, военное бытие которых создает далеко не однородное сознание...

Под групповой военной психологией я мыслю психологию разных родов войск». И далее продолжает: «Если проследить каждый род войск, то мы должны прийти к заключению, что на дух его влияет вся особенность, специфичность всех тех условий, в которых ему приходится исполнять свою работу» [153, с. 126].

Стремление проникнуть в тайны групповой психологии, определяемой принадлежности к разным профессиональным группам владело военными учеными давно1.

В разнообразных работах конца XIX — начала XX в. сделаны первые попытки осмыслить психологическую специфику боевой деятельности родов войск. В частности, весьма фундаментально эта задача решается в работах М. Кампеано «Опыт военной психологии, индивидуальной и общей», вышедших еще в 1902 г. Автор дает глубокий анализ целей, способов, средств боевой деятельности, ее требований к физическим и психологическим качествам бойцов. В книге выделена самостоятельная часть «Психология войск по родам оружия», в которой имеются главы «Пехота», «Кавалерия» и «Артиллерия» [63].

В настоящее время видородовую тематику в психологии продолжают С. С. Ануфриенко (ВСК), Г. Н. Гнездилов (ПВО), А. В. Булгаков, А. Н. Костров, В. Н. Селезнев, Г. А. Броневицкий (ВМФ), А. И. Индюченко (танковые войска), П. А. Корчемный, В. А. Пономаренко (ВВС), В. В. Сысоев, С. В. Захарик (ВДВ), А. Г. Караяии (сухопутные войска) и т. д. Однако исследователи концентрируют свое внимание исключительно на тех аспектах групповой видородовой психологии, которые составляют предмет их анализа. В военной психологии практически отсутствуют работы, содержащие сравнительный анализ психологии деятельности различных родов войск2.

1 Анализ особенностей поведения воинов разных родов войск давался в работах: Бильдерлинг А.

А. Разведчики // Русский инвалид. 1887. № 43; Бильдсрлинг А. А. Кавалерийский офицер на разведке // Русский инвалид. 1885. № 28; Вольф К. М. Работоспособность нашей конницы и данные, на нее влияющие // Военный сборник. 1904. № 2; Макаров С. О. Рассуждения по вопросам морской тактики. — М., 1943; Мокржецкий А. А. Положение обо обучении пехоты // Русский инвалид. 1914. № 69; Ухач-Огорович Н. А. Основные положения строевой и разведывательной службы // Военныйсборник. 1897. № 5; Хаханьян Г. Основы военной психологии. — М.; Л., 1929.

2 Одна из первых попыток современного анализа видородовой психологии предпринята в коллективном труде «Военная психология», вышедшем под ред. А. Маклакова в 2004 г.

Исключение составляет исторический труд Е. С. Сенявской, в котором на богатом фактологическом материале дается характеристика боевой деятельности представителей различных профессиональных групп. Она же выделила наиболее важные условия боевой деятельности, влияющие на формирование специфических черт профессионально-групповой психологии:

1) конкретная обстановка и задача каждого бойца и командира в бою;

2) наиболее вероятный вид опасности;

3) характер физических и нервных нагрузок;

4) специфика контактов с противником — ближний или дальний;

5) взаимодействие с техникой (вид оружия);

6) особенность военного быта [153, с. 127].

Добавим, что не менее важными с психологической точки зрения являются такие обстоятельства:

• возможность наблюдать результаты применения своего оружия (трупы солдат противника);

• возможность видеть тела убитых и раненых товарищей;

• продолжительность и интенсивность боевых действий (минуты, часы, сутки);

• характер взаимодействия с сослуживцами (индивидуальная или групповая, взаимно последовательная или взаимно параллельная деятельность);

• требуемый уровень профессиональной подготовки;

• социальный статус (элитность) боевой специальности.

Используя выделенные условия, дадим схематическую характеристику видам деятельности личного состава видов вооруженных сил и основных родов войск (табл.

2.12). Из таблицы видно, что анализируемые виды боевой деятельности имеют существенные различия практически по всем показателям. Наиболее сложной с психологической точки зрения является боевая деятельность воина-десантника. Для нее характерны практически все из имеющихся видов опасности (сгореть в самолете, упасть с высоты, погибнуть от любого вида оружия и боевых средств на земле, погибнуть в рукопашной схватке), она отличается высокой интенсивностью, продолжительностью, большими физическими нагрузками.

Десантник вынужден наблюдать результаты своих боевых действий — трупы убитых солдат противника, взорванные боевые объекты, видеть тела погибших и раненых товарищей. Быт десантника не устроен (палатки, землянки, блиндажи, приготовленные наспех) по причине частой смены мест дислокации. Выполняя боевые задачи в глубоком тылу противника, десантник отдыхает в схронах, норах, под снегом и т. д. В ходе боевых действий он часто может рассчитывать только на двух-трех боевых товарищей. При малейшей ошибке наступает плачевный исход — смерть или плен. Боевая деятельность предъявляет к профессиональной и психологической подготовке десантника высокие требования (развитые психические процессы, интеллектуальные качества, умение ориентироваться на местности, знание языка, обычаев, традиций, уклада жизни противника, умение выживать в различных природно-географических и погодно-климатических условиях). Не случайно боевая специальность воина-десантника относится к числу элитных.

Таблица 2.12

Сравнительная характеристика боевой деятельности личного состава видов вооруженных сил, родов войск

Сравнительная характеристика боевой деятельности личного состава видов вооруженных сил, родов войск

Не менее сложна с психологической точки зрения боевая деятельность мотострелка.

Кроме всего прочего она еще и не относится к разряду высокостатусных что накладывает свой отпечаток на социальную и профессиональную идентичность пехотинцев.

Однако следует заметить, что всякая опасность и сложность — величины относительные. Их истинная «цена» познается лишь в сравнении. Так, летчик, переквалифицировавшийся на время в авианаводчика и принявший участие в боевых действиях пехоты, наверняка скажет, что «хуже, чем у пехоты, работы нет». Мотострелок, совершивший продолжительную по времени переправу через залив на паромах и других плавсредствах под огнем противника, навсегда «проклянет» боевую работу моряка. Танкист, совершивший переброску по воздуху, в процессе которой пришлось участвовать в воздушном бою, сильнее полюбит свою боевую технику и специальность.

В этом отношении интересен пример из жизни воинов-саперов одного из инженерно-саперных батальонов 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, участвовавшей в боевых действиях в Афганистане. Саперы в разговорах друг с другом нередко сетовали на то, что для установки минных полей приходится часами «трястись» в БТРах. «Работы на полчаса, а блужданий на стуки» — в сердцах говорили они. «Не может, что ли, командование выделить нам вертолет? Вон у американцев саперы перемещаются на «вертушках». И вот однажды интересы боя потребовали быстро перебросить саперов по воздуху и блокировать возможный отход душманов, вырвавшихся из кольца окружения наших войск у крепости Каварзан. Радости саперов не было конца. Однако радостное настроение пропало уже через несколько минут полета. Специфика воздушных потоков в районе выполнения боевой задачи обусловливала наличие различных «воздушных ям», восходящих потоков воздуха. Вертолет мотало как щенку в океане. Во время полета машина была несколько раз обстреляна противником. Пули проделали красноречивые отверстия в ее бортах. Экипаж вертолета был вынужден активно маневрировать и вести огонь на поражение неприятеля. Этот бой в сочетании с периодическими «провалами» и «подбрасываниями» вертолета произвел на саперов такое впечатление, что ни один из них больше никогда не изъявлял желания «полетать».

Все это способствует формированию у военнослужащих гордости за принадлежность к своему виду вооруженных сил, роду войск.

На основе слабой информированности военнослужащих о характере боевой деятельности воинов других боевых специальностей могут возникать определенные проблемы во взаимоотношениях между представителями разных видов вооруженных сил и родов войск. Чаще всего они проявляются в виде беззлобной словесной пикировки, присвоения друг другу «ярлыков» (так, воздушные и морские пехотинцы могут называть летчиков и моряков «шоферами», а те их «пехотой лапотной» и т.

д.). Однако порой, особенно в случае ошибок, допущенных в ходе боевых действий подразделениями других видов вооруженных сил и родов войск, могут возникать серьезные и устойчивые конфликты, порождающие взаимную враждебность и жажду мести.

Учитывая сказанное, командиры, органы воспитательной работы, военные психологи должны кропотливо работать, с одной стороны, по воспитанию у военнослужащих гордости за принадлежность к своему виду вооруженных сил, роду войск, а с другой стороны, всячески способствовать созданию у них позитивного образа других боевых специальностей.

Вопросы для самоконтроля

1. Какова специфика социально-психологических функций, выполняемых женщинами на войне?

2. В чем проявляется специфика боевых качеств женщин — участниц боевых действий?

3. Какие проявления характеризуют отношение различных категорий военнослужащих в разные исторические эпохи к женщинам?

4. Какие условия боевой деятельности влияют на формирование специфических черт профессионально-групповой психологии?

5. В чем заключается психологическая специфика боевой деятельности личного состава различных видов вооруженных сил и родов войск?

Дополнительная литература для самостоятельной работы по теме

1. Гнездилов Г. В. Психологические условия эффективной деятельности командира ЗРП сухопутных войск по управлению огнем: Дис... канд. психол. наук. — М., 1989.

2. Захарик С. В. Формирование психологической устойчивости у воинов-десантников к влиянию факторов современного боя (на основе опыта боевых действий в Афганистане): Дис... канд. психол. наук. — М., 1993.

3. Индюченко А. Д. Психологическая подготовка воинов-танкистов к активным боевым действиям: Дис... канд. психол. наук. — М., 1988.

4. Кампеано М. Опыт военной психологии, индивидуальной и общей. — СПб., 1902.

5. Корчемный П. А. Психология летного обучения. — М., 1986.

6. Пономаренко В. А. Психология жизни и труда летчика.

— М., 1992.

7. Майерс Д. Социальная психология. — СПб., 1999.

8. Ремарк Э. М. На западном фронте без перемен. — М., 1972.

9. Рыков С. Л. Женщина на войне: психологические особенности самореализации // Психологическая реабилитация военнослужащих. — М., 2003.

10. Сенявская Е. С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. — М., 1999. С.163.

11. Столяренко А. М. Психологические проблемы обеспечения высокой боевой готовности корабельных сил: Дис... д-ра психол. наук. — М., 1973.

12. Сысоев В. В. Психологическая подготовка воздушных десантников к боевым действиям в тылу противника: Дис... д-ра психол. наук. — М., 1989.

13. Фролов И. И., Анисин И. И. Люди и ракеты: заметки о морально-политической и психологической подготовке воинов зенитно-ракетных войск. — М., 1977.

14. Хаханьян Г. Основы военной психологии. — М.; Л., 1929.

История войн и военного искусства убедительно свидетельствуют о том, что война становится по своей сущности все более и более психологическим явлением. Психологическое содержание здесь приобретают:

• цели (слом воли противника к сопротивлению и принуждение его к определенным действиям);

• средства (информационно-психологическое, психотропное, соматопсихоло-гическое, технопсихологическое, психотронное оружие);

• способы (введение в заблуждение, маскировка, внезапность и др.).

Психологическое оружие превращается в самостоятельное, эффективное и сравнительно дешевое средство современной и будущей войны. И от того, насколько готовыми окажутся войска противоборствующих сторон действовать в условиях применения современных боевых психотехнологий, в значительной степени будет зависеть ход и исход сражений, судьбы народов и государств, будущее планеты.

Не случайно в последние годы в ВС РФ, в армиях ряда других государств вводится система морально-психологического обеспечения боевых действий войск, нацеленного на расширение психологических возможностей отдельного воина и воинского коллектива, их активных и самоотверженных действий на поле боя.

В деле формирования высокого морально-психологического состояния войск важная роль принадлежит командирам, штабам, органам воспитательной работы. Однако главной фигурой, непосредственным организатором психологического обеспечения боевых действий личного состава является психолог. От уровня его профессиональной подготовки, мотивации, этических ориентации в значительной мере зависит качество психологического вспомоществования военнослужащим, а следовательно, их боевая активность и выживание в боевой обстановки.

Эффективность деятельности военного психолога в боевой обстановке во многом определяется тем, насколько глубоко он уяснил сущность тех сложных процессов и явлений, которые составляют психологическую модель боя. Четкое понимание зависимостей между психологическими факторами боевой, социальной, эргономической, природно-географической среды, спецификой конкретного вида боевой деятельности, личностным психологическим ресурсом военнослужащего позволит военному психологу правильно сформулировать предложения командирам по следуюшим аспектам деятельности:

• психологическим аспектам боевой и психологической подготовки;

• маскировке;

• защите военнослужащих от психологических операций противника.

Также это позволит грамотно организовывать психологическую работу по предупреждению развития негативных психических состояний, психотравматизации военнослужащих, прогнозировать психогенные потери, организовывать психологическую реабилитацию и социально-психологическую реадаптацию военнослужащих.

Взгляды, изложенные в пособии, отличаются от традиционно присущих военной психологии последнего времени позиций. Важной задачей мы считали показать войну, бой, психологическую работу во всех их гранях. Они позволяют представить войну не только в ее «парадном» одеянии, в величии подвига и благородных порывов, но и с самых нелицеприятных ее сторон: с грязью и вшами повседневного военно-полевого быта, с непонятными, порой дикими содатскими суевериями, с проблемами межполовых и видородовых отношений, с чудовищными психологическими последствиями травм, симуляцией и другими видами девиантного поведения участников войны и т. д.

По-новому, системно раскрывается сущность психологического обеспечения боевых действий частей и подразделений. Его теоретическим фундаментом выступает комплексный подход к рассмотрению психологических явлений войны и боя.

В нашем учебном пособии психологу предложен материал, который «перекрывает» основные направления его деятельности в мирное время и в боевой обстановке, содержит информацию о «пограничной» деятельности других специалистов. Особо подчеркиваем, что лишь в тесном взаимодействии с командирами, специалистами воспитательных структур, медицинскими работниками психолог способен эффективно выполнить возложенные на него обязанности.

Авторы надеются, что освоение военными психологами предлагаемого материала позволит им успешно решать возлагаемые на них сложные и многообразные задачи.

<< | >>
Источник: А. Г. Караяни, И. В. Сыромятников. Прикладная военная психология. 2006

Еще по теме Психологический анализ «видородовой» психологии:

  1. Психологический анализ «видородовой» психологии