<<
>>

Физиологические основы психических состояний

Как и все явления человеческой психики, психические состояния причинно обусловлены. Они в такой же степени имеют отражательную природу, как и познавательные психические процессы, чувства и воля.
«Человек — носитель и сенсорно-перцептивных, и мыслительных процессов, и интеллектуальных операций, и памяти, и эмоционально-оценочных, мотивационных процессов, представляющих в субъективной форме, его потребности, нужды» [73, С. 8]. Отражательная природа психики проявляется в рефлекторной деятельности. Известный советский психолог. С.Л. Рубинштейн утверждал: «Сказать, что психическая деятельность есть деятельность мозга, взаимодействующего с внешним миром, отвечающего на его воздействия, значит, в конечном счете, сказать, что это деятельность рефлекторная» [163, С. 5].

Вместе с тем следует особо подчеркнуть, что психическая деятельность ни в коем случае не сводится к рефлекторной, хотя по своему происхождению и основана на рефлексе. Это относится ко всем психическим явлениям, тем более к психическим состояниям, в которых выражается весь внутренний мир человека как относительно устойчивое и целостное отражение, в значительной степени преобразованное в индивидуальные психологические особенности функционирования психических процессов, свойств и качеств личности и социально-психологические особенности коллектива.

«Человек не пассивно, не автоматически отражает окружающую его действительность. Активно воздействуя на окружающую среду и познавая ее, человек в тоже время субъективно переживает свое отношение к предметам и явлениям реального мира». [214, С.24]

Следовательно, научное объяснение психических состояний возможно лишь на основе анализа физиологических процессов. И.П. Павлов Подчеркивал, что для понимания физиологической основы сложного поведения недостаточно представления только о деятельности отдельных центров нервной системы, что для этого нужно допустить«...

функциональное объединение, посредством особенной проторенности соединения разных отделов центральной нервной системы, для совершения определенного рефлекторного акта» [141, т. III, кн.1, С.321].

Рефлекторное происхождение психических состояний означает, что в них выражается ответная реакция человека на внешние или внутренние раздражения условных и безусловных рефлексов. В той или иной интерпретации эти выводы содержатся в трудах ученых, положивших начало теории рефлекса, хотя они и не выделяли психические состояния в особую форму психической деятельности. К такому выводу можно прийти уже при анализе трудов И.М. Сеченова. Рассматривая организм человека как единое целое, находящееся в неразрывной связи с окружающим миром, в котором «чувствование повсюду играет в сущности одну и ту же сигнальную роль» [170, С. 27], он пишет, что чувственное возбуждение является активным началом, регулирующим всю психическую деятельность в целом и проявляющимся в возникновении определенных стремлений и желаний к действию.

Подчеркивая обусловленность психики воздействиями внешней и внутренней средь, И.М. Сеченов писал: «Первоначальная причина всякого поступка лежит всегда во внешнем чувственном возбуждении, потому что без него никакая мысль невозможна» [171, С. 150]. При этом он отмечает, что внешнее воздействие не является механическим отображением. Оно определенным образом переживается, порождая чувственные образы и являясь причиной действий. «Чувствование» и возбуждение рабочих органов к действию дает, по мнению И.М. Сеченова, два результата, в которых проявляются внешние воздействия на нервную систему. Основное начало, по его словам, это «...согласование обоих проявлений чувствования с движениями» [30, С. 131]. Важно подчеркнуть, что в этих мыслях просматривается идея о переживании человеком внешних и внутренних раздражений в своих чувствах и состояниях. Поддерживая физиологическую основу чувств и состояний, Е.А. Будилова пишет: «Превращение внешней энергии, воспринятой органами чувств, поддерживает бодрствование головного мозга, а с этим связано качественное своеобразие его работы, которое, по характеристике Сеченова, заключается в том, что воспринятые органами чувств «толчки извне влияют на работу не прямо, как чистые физические или механические импульсы, а через посредство психики, как чувствования» [30, С.

137].

Если в трудах И.М. Сеченова содержится лишь тенденция к правильному пониманию рефлекторной природы психических состояний, то в учении И.П. Павлова и его последователей оно научно обосновано и экспериментально подтверждено. Понятие «состояние» Павлов применял не только к субъективному миру, изучаемому психологией, но и в большей мере к высшей нервной деятельности. В целях раскрытия механизма психических состояний необходимо обратиться к тому, что сказано И.П. Павловым и его учениками о состоянии коры головного мозга.

Понятие «состояние коры» не является у И.П. Павлова ни случайным, ни второстепенным. В учении о высшей нервной деятельности оно выступает наряду с такими понятиями, как «нервный процесс» и «тип высшей нервной деятельности». «Не зная состояния коры, нельзя правильно интерпретировать совершающиеся в ней нервные процессы» [141, С. 38-39].

Чем же можно объяснить то или иное психическое состояние человека? Как его понять? От чего оно зависит? Эти вопросы И.П. Павлов считает особенно важными. «Не постоянное ли горе жизни состоит в том, спрашивает он, что люди большей частью не понимают друг друга, не могут войти один в состояние другого? Затем, где же знание, где власть знания о том, что мы могли бы, хотя и верно, воспроизвести состояние другого» [142, С, 162]. Единственный путь к пониманию этих психических явлений, по мнению И.П. Павлова, лежит в объективных исследованиях физиологии высшей нервной деятельности.

Ответная реакция организма осуществляется в результате безусловных и условных рефлексов. Однако организм реагирует не на всякие воздействия. В зависимости от того или иного психического состояния человек может никак не реагировать даже на очень сильные раздражители или, наоборот, проявлять бурную реакцию на слабое воздействие. «При сосредоточенном думании, отмечает И.П. Павлов, при увлечении каким-нибудь делом мы не видим и не слышим, что около нас происходит явная отрицательная индукция. Кто отделил бы в безусловных сложнейших рефлексах (инстинктах) физиологическое, соматическое от психического, т.

е. от переживаний, могучих эмоций голода, полового влечения, гнева и т. д. Наши чувства приятного, неприятного, легкости, трудности, радости, мучения, торжества, отчаяния и т. д. связаны то с переходом сильнейших инстинктов и их раздражителей в соответствующие аффекторные акты, то с их задерживанием, со всеми вариациями либо легкого, либо затруднительного протекания нервных процессов, происходящих в больших полушариях... Наши контрастные переживания есть, конечно, явления взаимной индукции. При иррадиированном возбуждении мы говорим и делаем то, что в спокойном состоянии не допустили бы. Очевидно, волна возбуждения превратила торможение некоторых пунктов в положительный процесс» [141, т. III, кн. 2, С. 35].

Итак, состояния организма зависят от тех нервных процессов, которые происходят в больших полушариях головного мозга, так как ими определяется состояние коры головного мозга (возбужденное или тормозное) [142, С. 254]. В то же время сами эти процессы во многом зависят от характера деятельности, значения поступающих сигналов для каждого человека, его отношения к выполняемым задачам и т. д., т. е. от его психического состояния. Конечно, «...первое необходимое условие для деятельного состояния больших полушарий, констатированное еще И.М. Сеченовым, это известный минимум внешних раздражений»[142, т. III кн. 1, С. 292]. Однако этот минимум может иметь в зависимости от конкретных условий самое различное выражение, так как «<...> те же самые раздражения, которые необходимы, для того чтобы поддерживать мозг в деятельном состоянии, при известных условиях вызывают как раз обратное — вызывают сон» [141 т. III, кн. 1, С. 292].

Этот вывод И.П. Павлова имеет огромное значение при объяснении физиологической основы таких психических состояний как безразличие, снижение бдительности во время вахт, апатия в длительных плаваниях, особенно на таких боевых постах, где от человека требуются однообразные и монотонные действия. В нем раскрывается сущность именно физиологической основы, а не самих психических состояний, которые формируются на ней.

Ибо в соответствии с учением И.П. Павлова функциональное состояние коры головного мозга это лишь своего рода раздражитель (пусковой механизм) всей психической деятельности. Как тот или иной раздражитель отразится на психическом состоянии человека, это зависит не только от состояния коры, но и от условий деятельности, индивидуальных особенностей протекания нервных процессов, личностных свойств и качеств, его идейных, деловых и нравственных характеристик.

Кроме того, следует иметь в виду, что если состояния коры очень динамичны, изменчивы, то психические состояния относительно устойчивы и длительны по времени. При одном и том же психическом состоянии состояние коры может быть самым различным, изменяясь от возбужденного к нормальному, бодрому и уравновешенному, переходя в зависимости от обстановки к тормозному, уравнительному, парадоксальному и даже ультра парадоксальному [141, т. III, кн. 2, С. 45-46]. Поэтому определение состояния коры еще не раскрывает физиологического механизма возникновения и развития психических состояний. Для его понимания необходимо также учитывать влияние укороченных рефлексов, смысл которых заключается в предварительной настройке тонуса нервных центров для выполнения реакции, «...в приведении исполнительных аппаратов в состояние готовности с тем, чтобы реакция была произведена на определенном уровне нервного и мышечного напряжения» [92, С. 23]. Не имея обычного завершающего конца в виде внешней реакции, укороченный рефлекс заканчивается лишь внутренними изменениями функционального состояния коры, обеспечивая нормальное соотношение между потребностями организма и реакцией исполнительных органов. Происходит как бы установка (настройка) состояния коры для своевременной реакции на важный для нас сигнал. В преобразованном виде эта установка и проявляется как определенное психическое состояние.

Кроме того, следует также иметь в виду, что соответствующая реакция на важный для нас сигнал обеспечивается, во-первых, высочайшей чувствительностью коры, во-вторых, текучестью и изменяемостью в работе больших полушарий, в-третьих, ясной их волнообразностью.

«Это капитальный факт, пишет И.П. Павлов, с которым мы будем встречаться все чаще и чаще. Он является совершенно естественным результатом встречи, уравновешивания двух противоположных нервных процессов, раздражения и торможения, результатом, совершенно аналогичным, например, волнам третьего рода кровяного давления как результату взаимодействия прессорных и депрессорных иннерваций» [141, т. 4, С. 30].

Волнообразность разных пунктов полушарий и ее влияние на психические состояния человека явились предметом исследования многих ученых. Особый интерес в этом плане представляют работы по изучению волны «ожидания», которая как бы регулирует временные состояния коры. Это регулирование осуществляется за счет того, что волна ожидания «... имеет непосредственное отношение к процессам внимания, восприятия и замыканию временных связей и отражает субъективную оценку человеком поступающей информации» [198, С. 643].

Волнообразность состояний разных пунктов полушарий и обусловленные ими психические состояния приобретают некоторую ясность с позиций учения о доминанте, которая рассматривается в физиологии как явление родственное по результатам условному рефлексу. Доминанта оказывает влияние на функциональное состояние всего головного мозга и на определенное время обусловливает направление и характер рефлекторной деятельности организма в целом. Она«... как бы притягивает к себе все возбуждения, приходящие в центральную нервную систему. Любое постороннее раздражение, вместо того чтобы вызвать ту рефлекторную реакцию, которая обычно за ним следует, лишь усиливает рефлекторное действие доминантного очага» [49, С. 18]. В силу этого доминанта оказывает влияние не только на формирование определенного психического состояния, но и может служить физиологической основой для его поддержания на определенном уровне длительное время. «Принцип доминанты не только нейрофизиологический принцип координации и поведения животного, но и психологический принцип, которому подчиняется психическая деятельность» [132, С. 132].

Доминантный очаг возбуждения характеризуется не столько силой раздражителя, сколько его значением. Он поддерживает процессы в коре на необходимом уровне, обеспечивая ее активность. Психические состояния являются выражением этой активности в психической деятельности человека. Отсюда понятно, что хотя доминанта может вызвать в коре строго локализованный участок, на психических состояниях она отразится в зависимости от ее значения для человека.

Совокупным действием доминанты и укороченных рефлексов объясняется одно из наиболее характерных психических состояний моряков в походе — высокая бдительность на вахте. Хотя оно формируется под воздействием многих раздражителей, но при определяющем значении лишь некоторых из них. Взять, к примеру, вахту гидроакустика на подводной лодке. Для него высокая бдительность это сосредоточенность внимания на информации, поступающей от гидролокатора и шумопеленгатора. Но ведь он не просто принимает информацию, а анализирует, классифицирует, оценивает ее, принимает решения, докладывает свои выводы в центральный пост. По едва уловимым всплескам и импульсам на экране, по только ему известному характеру и своеобразию шумов он представляет, воссоздает своим сознанием действительную картину внешнего мира. В то же время он управляет работой своей аппаратуры, следит за показаниями приборов, наблюдает за положением корабля, его курсом и скоростью, отвечает на поступающие приказания, решает, как лучше их выполнить. Все это, а также и многое другое, что является для него особенно важным, определенным образом переживается, осознается и преобразуется в своеобразные психические состояния. Как они скажутся на выполнении им своих служебных обязанностей? Это зависит от их направленности, доминирующего внутреннего настроя (доминантного очага возбуждения) и степени готовности к действию, когда необходимая ответная реакция на возможные в будущем раздражения является реальностью в виде укороченного рефлекса.

Состояния коры больших полушарий головного мозга, а, следовательно, и психические состояния человека во многом зависят от значения того или иного раздражителя. Это имеет непосредственное отношение к успешному решению задач по их управлению формированием и развитием путем целенаправленного воздействия на высшую нервную деятельность [173]. Причем значение раздражителя зависит не от силы воздействия, а от его содержания. Не количество или качество раздражителей определяет реакцию, а решающую роль здесь имеет сигнальное значение данного раздражителя. В этой зависимости содержится возможность воздействия на состояние коры путем применения способов, направленных на создание мотивационного возбуждения в отдельных областях головного мозга, и повышения активности ретикулярной формации. «Практически общая внешняя информация, попадающая в нашу центральную нервную систему, неизбежно сопоставляется и оценивается на весах этой доминирующей в данный момент мотивации» [11, С. 48].

Рассматривая физиологические основы психических состояний можно составить достаточно цельное представление о закономерностях их формирования как результате внутренней потребности проявляющейся в целенаправленных поведенческих актах, приводимых в действие доминирующими мотивационными возбуждениями. Созданное доминирующей мотивацией возбуждение производит избирательное извлечение генетического и индивидуально приобретенного опыта из памяти и создает так называемую предпусковую интеграцию возбуждений, которая может приводиться в действие условными раздражителями. В зависимости от условий деятельности в качестве таких раздражителей выступают самые различные внешние или внутренние агенты. В том числе соответствующий настрой на определенную работу, готовность к действиям, передача информации и т. д. Главное заключается в том, что у человека непосредственные раздражения подвергаются высшему второсигнальному контролю, и поэтому их воздействие зависит как от целей деятельности, свойств и качеств личности, так и от социального окружения.

Однако возможности этого контроля и избирательной регуляции в сложных условиях деятельности, что особенно характерно для личного состава кораблей в длительных океанских плаваниях, значительно затруднены. Предельное напряжение физиологических систем организма в походах сопровождается большими нагрузками на центральную нервную систему и отражается на состоянии коры головного мозга. В психических состояниях моряков это влияние окружающей обстановки и условий деятельности выражается в форме астенических реакций, имеющих отчетливую характеристику утомления или даже переутомления. Следствием особых условий длительного плавания, отмеченным многими исследователями, является снижение возбудимости центральных нервных аппаратов, развитие негативной адаптации и формирование на этой основе психических состояний астенического типа.

Руководствуясь основными положениями высшей нервной деятельности, корабельные врачи и ученые—медики проводят на кораблях исследования по определению физиологических и психологических возможностей моряков при решении учебно-боевых задач. Многие из них направляют свои усилия на облегчение адаптации человека к условиям корабельной службы в длительных плаваниях и пытаются выработать рекомендации, направленные на предупреждение или локализацию отрицательного влияния на результаты деятельности личного состава наиболее вредных объективных факторов [31,127,167,178,180]. В этих исследованиях установлено, что «в условиях длительного плавания стереотипность судовой жизни сопровождается многообразными реакциями нервных регуляторных механизмов, носящих компенсаторный характер. Диапазон изменений нервной системы у моряков в море весьма широк, вплоть — до неврозов дизадаптации. Качественные изменения взаимосвязи человека с окружающей средой в условиях плавания с постоянной сменой климатических зон и времени могут рассогласовывать различные функции организма. В центральной нервной системе кроме обычных ритмов есть еще и сверхдлинные ритмы, в течение которых происходят изменения чувствительности организма к внешним воздействиям. Не исключено, что работоспособность и самочувствие человека тоже связаны с этими ритмами» [186, С. 69]. Причины возникновения тормозного состояния у корабельных специалистов—операторов во время вахт являются предметом систематического исследования. Основываясь на научном обобщении полученных результатов, современные исследования развивают и углубляют основные положения физиологии высшей нервной деятельности, раскрывают физиологические основы психических состояний и тем самым открывают широкие перспективы их практического использования в работе с личным составом. Они создают благоприятные предпосылки для разработки научно аргументированных рекомендаций по целенаправленному формированию психических состояний и управлению ими в целях повышения эффективности выполнения задач экипажами кораблей в длительных океанских плаваниях.

<< | >>
Источник: Г.А. Броневицкий. Психология военных моряков: психические состояния. 2002

Еще по теме Физиологические основы психических состояний:

  1. Нейрофизиологические основы родовой боли
  2. Физиологические основы производственного утомления и переутомления
  3. Физиологические основы повышения эффективности труда
  4. Анатомо-физиологические основы учения о боли
  5. Понятие о здоровье, болезни, состоянии предболезни. Проблема нормы и аномалии
  6. Понятие о стресс-реакции или адаптационном синдроме. Диагностика и профилактика стрессовых состояний
  7. Понятие о здоровье, болезни, состоянии предболезни. Проблема нормы и аномалии.
  8. Психические состояния, чувства и настроения
  9. Физиологические основы психических состояний
  10. Обоснование концепции психических состояний военных моряков
  11. Зависимость качества вахты от психических состояний моряков