<<
>>

СЦЕНАРИИ СЕКСУАЛЬНОСТИ

Стандарты сексуального поведения получили название сценариев сексуальности. Сценарий – это социальные предписания, которым следуют члены общества, не всегда осознавая их.

Исследователи выделяют три уровня сценариев сексуальности: культурный, межличностный и индивидуальный.

Культурный, или макросценарий в общих чертах прописывает стандарты сексуальной жизни. Межличностный определяет смыслы сексуальных отношений с разными партнерами – он является конкретным и ситуативным. Индивидуальный сценарий обусловлен личными особенностями человека как сексуального существа.

Каков же культурный стандарт сексуальной жизни российского общества? В чем-то он повторяет общие нормы, в чем-то – сохраняет свои особенности.

Обратимся к некоторым параметрам культурного сценария сексуальности.

Табу на инцест. По свидетельству антропологов, первичным механизмом организации сексуальной жизни человека является запрет на кровосмесительные связи. Но что называть кровосмешением? Какая степень родства препятствует легитимным половым отношениям? Очевидно, что общество запрещает сексуальные отношения в малой семье между родителями и детьми, братьями и сестрами в первом колене. Функциональность этого табу связана с контролем над воспроизводством рода и репродуктивного здоровья. Доминирование гетеросексуальности характерно для большинства современных обществ, которые, однако, различаются по степени толерантности в отношении сексуальных меньшинств. В современном российском обществе (с 1993 года) гомосексуальность не преследуется по закону, существует социальная ниша для гомосексуального сообщества, однако гомофобия по прежнему имеет широкое распространение, особенно в провинции.

Двойной гендерный стандарт предполагает разные критерии оценки мужской и женской сексуальной жизни и предписывает господствующую позицию мужчин в сексуальных отношениях.

Считается, что инициативу в интимных отношениях должны проявлять мужчины, они же являются исполнителями ритуала ухаживания, предшествующего интимной связи. Женщине, согласно этому сценарию, отводится если не сексуально пассивная, то, во всяком случае, принимающая роль. Ее инициатива, если она допускается, присутствует в замаскированном виде. Женщины гораздо чаще, чем мужчины, продают сексуальные услуги, являются жертвами сексуального насилия; считается, что они не обязательно должны испытывать сексуальное удовлетворение. Женщины признаются ответственными за репродуктивный контроль, в то время как ответственность мужчины избирательна и зависит от типа отношений, в которые он вступает.

Анализируя то, как осмысливают и организуют интимные взаимоотношения мужчины и женщины в своей повседневной жизни, мы выделили несколько межличностных сценариев сексуальности*. Рас смотрим каждый из них поочередно.

«Секс нужен для рождения детей» (репродуктивно ориентированная сексуальная жизнь)

«Все было абсолютно рутинно… А сексуальная жизнь меня не очень волновала. Это прикладывалось к отношениям, к браку…» (женщина, 39 лет).

«Поскольку я не любила своего мужа, то мне всегда хотелось, чтобы он побыстрее отвязался» (женщина, 40 лет).

«Брак – это непрерывная монотонная функция… и это очень важно, насколько ты можешь терпеть человека... Ес ли ты его видишь фактически каждый день, тут мало чего остается» (мужчина, 35 лет).

Такой сценарий предполагает, что партнеры считают брак основной легитимной формой интимных отношений, а деторождение и родительство (материнство) – основным смыслом сексуальной жизни. Рассказ о сексуальном опыте строится как повествование о брачном союзе. Детские и юношеские сексуальные опыты здесь не описываются, рассказ о сексуальном воспитании отсутствует, знания рассказчиков о сексу альной жизни, по их собственной оценке, фрагментарны и недостаточны. Последовательность событий в ходе жизненного пути предстает следующим образом.

После первой романтической влюбленности следует знакомство с будущим супругом (супругой), в ходе которого происходит первый сексуальный контакт. Этот контакт не обязательно осуществляется в браке, но основанием для вступления в сексуальные отношения является ориентация на брак, сексуальные партнеры описываются как муж и жена. Смена партнеров может быть связана с разводом и последующим новым браком.

Такое представление о сексуальной жизни не предполагает подробного описания сексуальных техник и телесных ощущений, секс не является предметом обсуждения между партнерами (мужем и женой). Рассказ не включает описания сильных страстных чувств; эмоционально насыщенные описания присутствуют в рассказах о ранних влюбленностях и платонических привязанностях.

У женщин повествование о сексуальной жизни включает развернутые рассказы о беременностях, абортах, родах и воспитании детей. Рутинизация страхов нежелательной беременности и опыта аборта характерна для женщин на протяжении всего репродуктивного цикла (исключением являются представительницы молодого поколения, следующие практикам безопасного секса). Ядром гендерной идентичности этих женщин является их материнская роль. Бездетная женщина считает, что она «не выполнила главного предназначения женщины – не родила ребенка». В этом случае наша рассказчица много лет находится замужем, муж был первым и единственным сексуальным партнером в ее жизни. У нее нет детей: сначала их не хотел иметь муж, потом не позволило состояние ее здоровья.

Проблемы сексуальной удовлетворенности в условиях та кого сценария не обсуждаются: «Вся моя беда заключается в том, что с (мужем) я ни разу оргазм не испытала… Высказать ему мою заинтересо ванность как в мужчине… я считала неудобным». Использование контрацепции вызывает большие проблемы. Сексуальная жизнь описывается как неизбежное и не всегда приятное приложение к браку, секс – как однообразный и рутинный. Сексуальный опыт довольно часто изображается как негативный, как отсутствие сексуального удовольствия.

Например, одна из информанток замечает: «Моя сексуальная жизнь была в общем-то… неудачна».

Конечно, такой сценарий воспроизводился в основном в женских рассказах. Но и в мужской версии сексуальная жизнь – это жизнь в браке, в которой, однако, значимо сексуальное влечение. Партнеры не пользуются контрацептивными средствами, жены делают многочисленные аборты. Рассказывая о жене, мужчина не всегда может точно указать число перенесенных ею абортов (она «много делала абортов, раза четыре или пять»). Такой партнер проявляет заботу о сексуальном удовольствии партнерши, однако обсуждение секса между партнерами отсутствует («мне не нужно обсуждать проблемы секса»). В наиболее рефлексивных мужских биографиях высказывается сомнение в том, что супружеская сексуальная жизнь доставляла женщинам удовольствие: «О семейном сексе вспоминать грустно и обидно. Теперь ясно вижу, что от полового акта какое-то удовольствие получал только я, а жены только исполняли свой «супружеский долг».

По данным проведенных нами исследований, такие истории характерны для представителей старшего поколения и для первых этапов сексуальной жизни представителей среднего поколения. Изучение сексуальных биографий представителей молодого поколения показывает, что такой сценарий в большей степени распространен в женских рассказах: женщина определяет себя, прежде всего в роли супруги и матери.

Такая традиционная гендерная идентичность ставит женщину в пассивную позицию в сексуальных отношениях, когда она ожидает инициативы от сексуально «компетентного» мужчины; ответ ственность за сексуальное (не)удовлетворение при этом также возлагается на него.

«Секс – это про любовь» (романтическая версия сексуальных отношений)

«Любовь… она определяет сексуальный успех… Секс – это следствие, инструмент почувствовать любовь... сексом надо заниматься, когда у тебя есть чувства к этому человеку» (женщина, 46 лет).

«Я стремлюсь иметь секс с тем, в кого влюблен» (мужчина, 53 года).

«Жизнь без любви – это прожигание жизни… когда ты кого-то любишь, это стимул для всего» (мужчина, 58 лет).

В романтической интерпретации сексуальной жизни «на сцене» взаимодействуют «любовники», «возлюбленные», «любимые».

Рассказ о сексе включает развернутые истории о влюбленности, всепоглощающей страсти, губительной ревности, драматических переживаниях. Такой романтический секс независим от брака, хотя иногда и представлен как отношения, завершающиеся браком. Отношения описываются как продолжительные, достаточно стабильные, эмоциональные. Сексуальное удовольствие связывается с силой привязанности. Сексуальные отношения с партнерами не обсуждаются, и собственно сексуально телесные ощущения в рассказе описываются «по остаточному принципу». Секс в основном описывается с использованием эстетических категорий, подчеркивается телесная красота и привлекательность партнеров. Такой сексуальный опыт – это любовное взаимодействие, и о нем говорят на языке любви. Эмоциональная насыщенность характерна как для женских, так и для мужских рассказов.

В женской версии реконструкция романтически окрашенной сексуальной жизни напоминает драму. Потеря девственности происходит с человеком, к которому испытывают сильные чувства, эмоции присутствуют во всех отношениях: «Каждый свой роман переживала как сильное чувство». В рассказах описывается широкая гамма переживаний, в словаре – центральное место занимают «влюбленность», «романтические отношения». Чувства (в отличие от сексуальных техник и ощущений) являются предметом постоянного обсуждения между партнерами.

В мужской версии любовь неразрывно связана с сильным сексуальным влечением: «Поводом для какого либо романа было, конечно, желание физической близости». Влюбленность описывается как непреодолимая страсть, одержимость: «Я был влюблен как сумасшедший, половые отношениятоже, безусловно, играли большую роль».

Романтический сценарий сексуальных отношений так же, как и репродуктивно ориентированный, не предполагает активного обсуждения интимных отношений между партнерами. Женское сексуальное удовольствие описывается как удовлетворенность романтической стороной интимной связи. В этом сценарии сохраняется гендерный разрыв между инициативой и ответственностью мужчин за сексуальное удовольствие, с одной стороны, и пассивностью и подчиненностью женщин в сексуальном взаимодействии – с другой.

«Секс – это общение на особом языке, языке тела» (коммуникативная версия сексуальных отношений)

«Мои сексуальные предпочтения складываются в зависимости от моих общих интересов, это дополнение другим язы ком того, что существует» (женщина, 32 года).

«Важны… в первую очередь, человеческие отношения… секс должен быть, конечно, это… сопутствующее, но для меня это не главное» (мужчина, 66 лет).

Многие люди воспринимают сексуальные отношения как часть дружеских связей, которые обеспечивают нас теплотой общения, возможностью поддерживать отношения по интересам, а иногда и помощью и поддержкой в трудных обстоятельствах.

Такое понимание сексуальных отношений воплощается в рассказах об интимности, вырастающей на основе дружбы, общения, совместных дел и интересов. Действующими лицами здесь являются друзья, близкие люди.

Секс описывается через категории общения и дружбы, духовной близости, взаимопонимания, общих интересов: «Для меня основополагающим моментом является… возможность дружеских отношений между мужчиной и женщиной». Сексуальная жизнь представляется как серия параллельных или последовательных связей, одни из которых имеют стабильный характер, а другие – кратковременный. Такие рассказы часто обращаются к сюжетам промискуитетных связей. Главная ценность – это общение, в таких отношениях «главное – это разговоры, а остальное – уж там получится». Собственно половой акт рассматривается как интимная практика дружбы, доказательство эмоциональной близости и родства душ, товарищеской надежности. Сексуальное удовольствие может стать предметом обсуждения партнеров: «Мы обсуждали сексуальные проблемы, когда у меня не было оргазма». Сексуальные опыты описываются как разнообразные.

В женской версии в словаре секса центральное место занимает «понимание», «разговоры», «язык», «человеческие отношения». Рассказ идет о способах взаимоотношений, когда секс – следствие и продол жение личной коммуникации. Партнер – это друг, человек «своего круга», в его определении присутствует много иронии, он может быть «мальчиком», «человеком», «отцом ребенка», «кавалером», «героем-любовником».

«Он тот мой попутчик, с которым я могу вот так жить рядом и обговаривать все, что происходит. Это же очень важно, обговаривать... для меня очень важно, как этот человек ко мне относится и как он себя ведет в языковом отношении» – так женщина 32 лет рассказывает о способах лично стного взаимодействия и – дополнительно – о сексе.

В мужской версии, основание для вступления в отношения – сексуальное влечение, стремление нравиться и доставлять удовольствие партнерше, которая принадлежит к той же дружеской компании. Здесь важны эмоциональная привязанность, общие интересы, индивидуальные особенности партнера. Такие отношения характеризует «открытость, способность к какой-то игре, полная искренность». Рассказывает мужчина 57 лет, женатый второй раз: «Все мы делаем вместе… мы открываемся друг другу». Его партнерша (вторая жена): «Очень внимательный, очень нежный человек, преданный… с которым есть о чем поговорить». Сексуальное удовлетворение партнерши и сам секс – предмет обсуждения, как и проблемы контрацепции: «Эти разговоры происходят во время каких-то игр… речевая часть полового акта, она обязательно должна присутствовать»; «Мне нравится, когда ей со мной хорошо».

И в мужском, и в женском варианте данный сценарий – это, прежде всего сценарий сексуальной коммуникации. Внимание привлекают индивидуальные особенности партнера, его/ее личность, ее/его обстоятельства жизни. В женском рассказе секс является следствием личностной коммуникации, «выражение ее другими средствами». В мужском рассказе – дружба определяет фон сексуальных отношений. Использование контрацепции, сексуальная вербализация, значимость получения женщиной сексуального удовольствия заметно отличают этот сценарий от более традиционных.

«Секс – это способ улучшить жизненные шансы» (коммерческое понимание сексуальных отношений)

«Я расплачивалась сексом… мне приходилось расплачиваться за удобства, которые имею» (женщина, 34 года).

«Был такой договор с ней, что я спонсирую ее учебу, или же ее жизнь, окажу материальную поддержку...» (мужчина, 60 лет).

В таком сценарии сексуальные отношения между партнерами описываются как сделка или обмен между обладателями разных ресурсов: сексуальной привлекательности, с одной стороны, и экономических, социальных или культурных капиталов – с другой. Сексуальная близость здесь представлена как предмет потребления, подлежащий об мену. Диапазон данного сценария достаточно широк: от эпизодической проституции до полного материального содержания.

В женской версии сексуальная связь может быть описана как «продажа»: «Когда относишься к этому как к работе и думаешь, что это скоро должно кончиться». Основания для вступления в отношения – выгода, то есть блага, которые, как правило, могут быть конвертированы в деньги: «Мне нравилось, когда он давал мне деньги… я пару раз этим занималась, когда у меня совершенно не было денег»; «Я получала материальные выгоды из секса: мне делали подарки… иногда давали деньги… я расплачивалась сексом». Партнер – это клиент, спонсор: «Клиенты приходили, сидели, потом мы договаривались о цене. Мы быстренько все делали и возвращались обратно». Сексуальное удовольствие отсутствует: «Никакого, конечно, удовольствия. Был один мальчик, который доставил удовольствие, но обычно это никакого удовольствия не доставляет»; «Я притворялась, и делала это достаточно успешно». Сексуальные техники в интервью описываются как разнообразные и профессиональные. Это может быть и секс с постоянным партнером, хотя более типичны случайные отношения.

Данный сценарий в повседневности имеет много вариаций – от эпизодических заработков сексуальными услугами (речь не идет о коммерческих секс работницах) до стабильных отношений, когда от мужчины ожидается материальная поддержка, а от женщины хозяйственное и сексуальное обслуживание.

В мужской версии, секс – это использование купленного товара, секс с проститутками или содержанками: «У меня есть подруга, но она дорогая». Отношения описываются как договор, как скрытая форма проституции: «Когда деньги кончатся, связь прервется». Партнерши – это «молодые девочки, которые не считают себя проститутками, но готовы проводить время с людьми постарше за деньги», или проститутки, для которых «секс – это работа». От таких отношений не требуется искренности:

«Со стороны женщины бывает лживое поведение: они подыгрывают, утверждают, что им все нравится». Мужчины определяют такие отношения как выгодные для женщины: «Такая девочка ничего не теряет, а приобретает сексуальный оргазм и плюс деньги». Вместе с тем женщина подвергается осуждению: «…И должно быть нормально, что женщина принимает мужчину как мужчину, своего друга, любовника, партнера, мужа, а не как человека – покупателя товара… должно быть только так».

Мужчина вступает в сексуальные отношения для удовлетворения сексуальных потребностей, которые он оплачивает, женщина – для получения материальных благ. Данный сценарий отчетливо демонстрирует гендерную асимметрию. Социальная компетентность мужчины в таких сексуальных отношениях – его материальный статус, социальная компетентность женщины – сексуальный «профессионализм». Такой сценарий активно поддерживается рекламой и мужскими и женскими журналами. Он становится все более легитимным в связи с коммерциализацией сексуальности в современной жизни.

«Секс – это удовольствие» (гедонистическая* версия сексуальных отношений)

«Главное – это получить наслаждение и дать наслаждение другому человеку» (женщина, 31 год).

«Жизнь – удовольствие, надо получать от нее удовольствие. (мужчина, 42 года).

* Гедонизм – древнегреческое этическое учение, признающее наслаждение высшим благом и целью жизни.

В этом сценарии сексуальное желание обретает самостоятельный статус; пропагандируются и практикуются техники достижения максимального удовлетворения в сексе, тело и телесные ощущения представлены как источники наслаждения. Рассказы изобилуют подробностями о сексуальных чувствах, ощущениях, техниках, о детских сексуальных опытах. Сексуальные отношения описываются как «игра», «интрижка», «удовлетворение аппетита», «удовлетворение чувства голо да». В отношениях «главное – получить наслаждение и дать наслаждение другому человеку». Сексуальное удовольствие и удовлетворение – обязательный элемент сексуальных отношений. Для описания секса используются такие метафоры, как «спорт», «искусство». Секс воспринимается как действие, «полезное для здоровья». Сексуальность – как набор телесных практик и телесного опыта, приводящих к удовольствию. Сексуальные отношения отделены от брака и любви, в них вступают последовательно и параллельно, вплоть до группового секса и серии случайных связей. Секс оценивается как разнообразный и эстетизируется: «Секс – это индивидуальные или, может быть, групповые контакты людей, которые связаны в какой-то мере с эстетикой половой жизни». Это образ жизни и/или соответствующее настроение: «Я могла склеить на улице партнера – не знаю, что от меня такое исходило – и тут же улечься с ним в постель… У меня каждый день был новый или два раза в день новый». Сексуальные взаимодействия, контрацепция – предмет постоянного обсуждения. Техники описываются детально: сексуальные акты и ощущения, разные виды секса, антураж – белье, свет, музыка, фильмы и пр. В словаре рассказчиков центральное место занимают обозначения собственно секса.

Женская версия этого сценария во многом схожа с мужской. Однако полная автономизация сексуальности как сферы наслаждения для женщины предполагает переосмысление культурного сценария двойного стандарта, навязываемого обществом. Ведь до сих пор инициативная в сексуальных отношениях женщина, требующая сексуального удовольствия, рассматривается как распущенная, озабоченная и уж во всяком случае чересчур эмансипированная и нескромная.

В мужской версии гедонистический сценарий предстает как выражение мужской природы, когда секс и сексуальное взаимодействие являются самоцелью: «Если попадается очень хорошенькая, никогда мимо не пройду... или не проеду». Секс – это эротическое взаимодействие, направленное на взаимное удовольствие: «Сексуальная жизнь всегда являлась для меня определяющей… вместе с женой мы завели прекрасных любовниц и любовников». Телесные характеристики партнерши и собственно телесное взаимодействие становятся стержнем рассказа.

Гедонистическая версия сексуальности не является новым постсоветским феноменом. Она характерна для мужчин во все времена. В мужских биографиях этот сценарий был представлен и в советское время, в различных вариациях мужской «спортивной» сексуальности. Открытое и свободное воплощение подобного сценария сексуальности ново для женщин.

* * *

Итак, люди говорят о сексе разным языком, по-разному интерпретируя свое сексуальное поведение. Но есть рассказы, которые целиком соответствуют одной из предложенных сценарных версий. Однако представленные сценарии не исчерпывают всех возможностей интерпретации сексуального опыта. За рамками данного исследования остались, в частности, гомосексуальные биографии и интимные отношения, которые не составили целостных повествований. Отдельной темой и проблемой является сексуальное насилие, эпизоды которого достаточно часто встречались в рассказах. Духовные поиски, эзотерические практики или религиозные взгляды могут стать контекстами иного понимания сексуальности.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Гендер ДЛЯ «ЧАЙНИКОВ». 2006

Еще по теме СЦЕНАРИИ СЕКСУАЛЬНОСТИ:

  1. Современные голоса в психологии
  2. Индивидуальное консультирование и психотерапия
  3. Кризис маскулинности: психология и терапия
  4. ОСЕНЬ — ОНА НЕ СПРОСИТ...
  5. ЧТО ЖЕ ВЛИЯЕТ НА ОСОБЕННОСТИ СЕКСУАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ?
  6. СЦЕНАРИИ СЕКСУАЛЬНОСТИ
  7. РЕПРЕЗЕНТАЦИИ: О Б Р А З Ы М У Ж Ч И Н И Ж Е Н Щ И Н В К У Л Ь Т У Р Е
  8. Методические указания к дискуссии
  9. Вводные замечания
  10. Этап 2. Выполнение упражнения «Противоречия гендерной и сексуальной ролей»
  11. Вводные замечания
  12. Этап 2. Работа со сценарием
  13. Homo seXualIs и СоВременноСТь: закончилаСь ли СекСуальная революция?
  14. ГендернЫй эТаП СеКСуальной реВолЮции