<<
>>

Обсуждение результатов

Проблемы взаимоотношения полов и полоролевой идентичности взрослой личности, отмеченные рядом авторов (О.Здравомыслова, М.Арутюнян, 1998; О.В.Митина, В.Ф.Петренко, 2000; Е.Т.Соколова, Н.С.Бурлакова, Ф.Лэонтиу, 2001, В.В.Абраменкова, 2003), отражают гендерное неблагополучие в России, которое имеет культурно -исторические корни.

Изучение проблематики, связанной с процессами идентичности личности и полоролевой идентичности как одной из составляющих показало большое разнообразие подходов к ее решению (И.С.Кон, 1988; Е.П.Белинская и О.А.Тихомандрицкая, 2001; В.С.Агеев,1990; В.А.Ядов,1995; Т.Л.Бессонова, 1994; В.Н.Павленко, 2000; Э.Эриксон,1996, 2000; Г.У.Солдатова, 2001; А.И.Белкин, 2003; Н.В.Дворянчиков, С.Н.Ениколопов, 2003; Д.Н.Исаев, В.Е.

Каган, 1979; О.Кернберг, 2003; К.Хорни, 2002, А.Лоуэн, 1998, S.Bem,1974).

Анализ теорий формирования полоролевой идентичности (Я.Л.Коломинский, М.Х.Мелтеас, 1985; М.А.Догадина, Л.О.Пережогин, 1999; Ю.И.Алешина, А.С.Воловик, 1991, Т.Л.Бессонова, 1994; И.В.Романов, 2000, В.Е.Каган, 2000; Н.К.Радина, 1999; В.В.Абраменкова, 2003, В.Л.Ситников, 2001) показывает, что формирование полоролевой идентичности личности связано с когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферами личности, при этом наименее изученной является связь с эмоциональной сферой, определяющей эмоциональное принятие гендерных ролей и которая стала основным предметом нашего исследования.

Полоролевая идентичность не является каким-то жестким образованием, она зависит от конкретных историко-географических условий, от социально-экономических факторов, от возрастной группы, от гендера и семьи и происходит в рамках общих условий межличностного взаимодействия, описанных А.А.Бодалевым (1982, 1983, 1995). Образы гендерных ролей интериоризуются ребенком в процессе развития и транслируются следующим поколениям. Эмоциональная составляющая определяет принятие своей гендерной роли и является мало изученной.

Для выдвижения гипотез о факторах, влияющих на формирование аффективной составляющей полоролевой идентичности, были использованы: культурно-исторический закон развития высших психических функций Л.С.Выготского, концепция социализации А.

Г. Асмолова, роль близкого взрослого при построении образа другого человека и своего «Я» на ранних стадиях онтогенеза М.И.Лисиной.

Для получения эмпирических результатов распределения аффективной составляющей полоролевой идентичностив различных возрастных и гендерных группах были использованы: модель гендерной идентичности, основанная на понятии образа

В.Л.Ситникова, стадии развития идентичности личности Э.Эриксона, модифицированная методика «Кодирование» Н.В.Дворянчикова и разработанная для целей исследования методика когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка.

Как было установлено в процессе исследования, существуют возрастно-психологические особенности развития аффективной составляющей полоролевой идентичности, обусловленные решением задач развития личности в юношеском и зрелом возрасте. Общими тенденциями, характеризующими аффективную составляющую полоролевой идентичности, являются следующие.

Наблюдаемые максимумы в распределении адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в определенных возрастных группах можно рассматривать как послекризисные, когда значимая часть данной возрастной группы сделала выбор в пользу принятия своих гендерных ролей с учетом нормативных задач развития.

Возрастная группа 16-19 лет является кризисной группой с точки зрения аффективного принятия своих гендерных ролей для обоих гендеров.

Различия в динамике развития аффективной составляющей полоролевой идентичности в женской и мужской выборках заключаются в длительности переходного периода от кризисного к максимальному принятию гендерных ролей и различной выраженности этого максимума.

В мужской выборке после кризисной группы 16-19 лет максимум приходится на следующую возрастную группу - 20-26 лет, а в женской выборке - на группу 27-32 года, в которой он выражен сильнее, чем в мужской возрастной группе 20-26 лет.

Выявленные в зрелом возрасте состояния, характеризующие кризис аффективной составляющей полоролевой идентичности (как составляющей общей идентичности личности) показывают, что кризисы гендерной идентичности характерны не только для молодого, но и зрелого возраста.

В зрелом возрасте кризисным для женщин является возраст 40-45 лет, а для мужчин -33-39 года, при этом в женской выборке с 40-45 лет наблюдается рост адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности, в то время как в мужской группе наблюдается ее спад.

Выявленные тенденции в развитии аффективной составляющей полоролевой идентичности показывают наличие проблем у лиц обоего пола.

В юности преобладает недифференцированная аффективная составляющая полоролевой идентичности у представителей обоих полов. В возрасте 20-26 лет юноши начинают догонять девушек в развитии адекватной идентичности, а в группе 27-32 года они снова начинают отставать.

В зрелости у женщин развивается маскулинность, а затем часть женщин приобретают андрогинность, а у другой части происходит усиление инфантильных тенденций. Мужчины через фемининность в основном идут к усилению недифференцированности.

Проблема женской идентичности заключается в двойном стандарте, предъявляемом женщине: требование реализации чисто женских функций, которые обществом не ценятся и дискриминация в профессиональной деятельности. Женщине часто приходится выбирать между женскими и профессиональными ролями. Те, которые делают это успешно, развивают в себе андрогинность, у тех, кто этого сделать не может, происходит спутанность ролей и, как следствие, спутанная недифференцированная идентичность.

Проблема мужской идентичности заключается в нечеткости образа Мужчины и женском типе воспитания, преобладающем в обществе. Отсюда и возникают такие мужские гендерные нормы, как антиженственность, умственная твердость, безэмоциональность. Не имея твердого образа собственной гендерной принадлежности трудно говорить об андрогинности, как одинаково высоком уровне развития мужских и женских качеств.

Факторами, влияющими на аффективную составляющую полоролевой идентичности, эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщин, пол значимого родителя и психологический пол в детстве. Эти факторы по-разному влияют на аффективную составляющую полоролевой идентичности у женщин и мужчин.

Адекватная аффективная составляющая полоролевой идентичности в мужской выборке связана с позитивностью образа Мужчины, у женщин - с его негативностью.

Позитивность образа Женщины у мужчин и женщин прямо и тесно связана с андрогинным типом аффективной составляющей полоролевой идентичности, однако у женщин одновременно должны быть позитивными образы Мужчины и Ребенка.

Когнитивный выбор Родителя своего пола прямо связан с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужской выборке и слабо - в женской.

Когнитивный выбор Ребенка мужского пола прямо связан с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности как в мужской, так и в женской выборках.

Высокий уровень недифференцированной аффективной составляющей полоролевой идентичности в некоторых мужских и женских группах сочетается с неадекватным когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка, что соответствует результатам, полученным в работе (Е.Т.Соколова, Н.С., Бурлакова и Ф.Лэонтиу, 2002), которые показывают связь феномена диффузной гендерной идентичности с неопределенным когнитивным стилем личности.

Для женских групп характерно более раннее формирование возрастно-психологических особенностей образов и большее их разнообразие, чем для мужских, наблюдаемая тенденция роста позитивности образов у женщин имеет следующий порядок: Я, Мужчина, Женщина, Ребенок, а для мужских групп тенденция отличается: Я, Мужчина, Ребенок, Женщина. Таким образом, для женщин самым позитивным является образ Ребенка, а для мужчин - образ Женщины.

Возрастно-психологическая окрашенность образов Мужчины и Женщины имеет в основном отрицательный оттенок, как у женщин, так и у мужчин, поэтому можно говорить лишь о большей или меньшей степени выраженности позитивности, зависящей от возрастной группы.

Сравнение результатов когнитивного выбора пола Родителя и Ребенка данного исследования с теориями полоролевой идентификации с точки зрения объектов идентификации показало, что преобладание выбора Родителя своего пола во всех группах на когнитивном уровне согласуется с ними.

Анализ связи выбора пола Родителя и характеров образов Мужчины и Женщины показывает, что для мужских групп выбор Родителя мужского пола не связан с характером образа Мужчины.

Выбор Родителя-женщины, характерный для юношей, и позитивность образа Женщины связаны отрицательной связью: чем хуже образ, тем скорее выберу (тенденция ребенка отождествлять себя с тем родителем, кого он больше боится). Для женщин выбор Родителя-женщины связан с образом Мужчины: чем негативнее образ Мужчины, тем скорее в качестве Родителя будет выбрана женщина. Однако, выбор Родителя - мужчины связан с позитивностью образа Женщины: чем позитивнее образ Женщины, тем вероятнее выбор Родителя-мужчины.

Позитивность образа Ребенка и выбор Родителя женского пола у мужчин прямо связаны (хочу быть ребенком при маме).

Все женские группы в выборе гендера Ребенка предпочитают мальчика, что согласуется с результатами (В.Е.Каган, 2000), который отмечает в старших детских дошкольных группах у обоих полов ориентацию на маскулинность.

Э. Эриксон, считал, что развитие человека не заканчивается в подростковом возрасте, а растягивается на весь жизненный цикл, в ходе которого индивид устанавливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде, при этом каждой стадии присущи свои собственные параметры развития, способные принимать положительные и отрицательные значения. Относительно процесса полоролевой идентичности изменения связаны с решением нормативных задач развития и пересмотром гендерных ролей. Как было рассмотрено выше, каждая возрастная группа решает свои задачи и осуществляет свой выбор, приводящий к позитивным или негативным изменениям.

Следуя за Эриксоном, рассматривающего полоролевую идентичность как процесс, изменяющийся со временем, и Марсиа, выделившего группы состояний относительно кризиса и выбора, можно утверждать, что эмоциональное отношение к гендерным ролям, характеризующие кризис полоролевой идентичности, характерны не только для молодого, но и зрелого возраста. Усиление недифференцированной аффективной составляющей полоролевой идентичности характеризует определенные кризисы смены гендерных ролей и моратории на их принятие.

Подытоживая сказанное, отметим, что нерешенные проблемы идентичности вообще и полоролевой идентичности в частности (Э.Эриксон, 1996) переходят на следующие стадии развития, порождая проблемы как физические на уровне здоровья, так и психологические.

Рассматривая роль семьи в формировании соотношения маскулинности-фемининности у женщин на примере трехпоколенных семей, было установлено, что на нее влияют все женщины семьи, причем степень этого влияния зависит от степени участия в воспитании и схожести личностных особенностей воспитывающей и воспитуемой.

Характеристики гендерного самосознания женщин в испытуемых семьях являются отражением обще-культурных условий, характерных для данных условий и времени, которые проявляются в преобладании маскулинности в восприятии себя как женщин в сочетании с идеальными представлениями о фемининности женщин и маскулинности мужчин.

Закономерность принятия личностной иерархии гендерных ролей женщин младшего поколения обусловлена интериоризованной гендерной иерархией старшего поколения, наблюдаемая младшим поколением на уровне паттернов гендерного поведения старших женщин в семье.

Особенности реализации гендерных ролей связаны с согласованностью когнитивного и эмоционального компонентов. При их низкой согласованности реализация иерархии гендерных ролей связана больше с когнитивным, чем с эмоциональным выбором (не нравится, но делаю). При высокой согласованности когнитивного и эмоционального компонентов реализуемые гендерные роли эмоционально принимаются (делаю то, что нравится). Для условно благополучной семьи свойственна согласованность когнитивных, эмоциональных и поведенческих, при этом деятельность, отражающаяся в поведении при реализации построенной иерархии гендерных ролей, эмоционально принимается. Для условно неблагополучных семей - такая согласованность минимальна, при этом существует эмоциональное непринятие своих гендерных ролей.

В семье основным ориентирующим образом для построения собственного соотношения маскулинности - фемининности является образ Я матери (или замещающего)

<< | >>
Источник: Ижванова Е.М.. Развитие полоролевой идентичности в юношеском и зрелом возрасте. 2004

Еще по теме Обсуждение результатов:

  1. «Результаты апробации и экспериментальной проверки программ гармонизации отношений между поколениями»
  2. Обсуждение результатов
  3. Результаты исследования и их обсуждение
  4. Анализ результатов опытно-экспериментальной работы
  5. Этап 4. Сопоставление составленных портретов и обсуждение полученных результатов
  6. Этап 3. Обсуждение результатов
  7. Этап 6. Обсуждение результатов
  8. Этап 3. Обработка результатов
  9. Этап 3. Обсуждение результатов
  10. Этап 6. Обсуждение результатов
  11. Этап 3. Обсуждение и выводы
  12. Этап 1. Выполнение и обсуждение упражнения 1
  13. Этап 2. Выполнение и обсуждение упражнения 2
  14. Этап 3. Выполнение и обсуждение упражнения 3
  15. Этап 4. Выполнение и обсуждение упражнения 4