<<
>>

Глава 3 АНИЗАКИДЫ - ПАРАЗИТЫ МЛЕКОПИТАЮЩИХ

Анизакиды - паразиты морских млекопитающих.

В главе 2 при описании родов (Anisakis, Contracaecum, Phocascaris, Pseudoterranova) и видов анизакид, наиболее характерных для морских млеко­питающих, была дана их краткая характеристика, показано современное состояние их изученности и обозначены те проблемы, которые встают пе­ред специалистами в области таксономии этих паразитов.

При этом неод­нократно подчёркивалось широкое распространение анизакид у млекопи­тающих в Мировом океане. Ниже коротко охарактеризуем особенности встречаемости этих гельминтов среди этих хозяев.

Анализ литературных данных, посвящённых данному вопросу, по­казывает, что анизакиды, и в частности те, что паразитируют во взрослом состоянии у морских млекопитающих, несомненно, являются одними из наиболее многочисленных среди паразитических нематод. Их численность в популяциях хозяев необычайно высока. Достаточно привести всего не­сколько примеров, чтобы убедиться в этом (для этой цели ограничусь ин­формацией, опубликованной, в основном, после 1990 г.).

Сначала о представителях рода Anisakis. В историческом обзоре по проблеме заражения анизакидами китообразных и рыб в водах восточной Канады Темплеман (Templeman, 1990) цитирует одного из исследователей, который пишет о 100 %-ой заражённости белух нематодами, особенно Anisakis simplex, в эстуарии Святого Лаврентия. При этом он приводит пример, когда из желудка одной белухи было извлечено 4.5 л этих гель­минтов. Здесь же приведены данные другого исследователя, обнаружив­шего от нескольких дюжин до нескольких сотен Anisakis sp. в желудке ка­ждой из 55 особей обыкновенной гридны, отловленных у побережья Нью­фаундленда.

Информацию о 100 %-ой или почти 100 %-ой заражённости раз­личных видов морских млекопитающих этими нематодами можно найти и в других работах. Например, хозяевами A. simplex оказались все 100 осо­бей остромордого полосатика, выловленных в западной части Северной Пацифики (Araki et al., 1997).

Дельфин Коммерсона в прибрежных водах центральной Патагонии заражён этим паразитом на 100 % (интенсивность инвазии колебалась от 1 до 48 экз., в среднем 21 ± 15.8), а в районе Огнен­ной Земли - на 87 % (1 - 60 экз., 9 ± 19.2) (Beron-Vera et al., 2001).

Прокомментируем последний пример. Несмотря на то, что паразит был отмечен у 100 % дельфинов, интенсивность инвазии оказалась невы­сокой, более того, большинство нематод находились на личиночной ста­дии. В то же время у бурого дельфина в Юго-западной Атлантике, как от­мечают эти же исследователи, встречается намного больше нематод, и представлены они 5-й стадией или же взрослыми формами. Возможные причины выявленных различий авторы видят в особенностях биологии этих хозяев (бурый дельфин обитает в пелагиали, тогда как дельфин Коммерсона является прибрежной формой), а также в различиях распростра­нения промежуточных хозяев данного паразита. По всей видимости, по­тенциальные промежуточные и дополнительные хозяева этой нематоды более обычны в местах кормёжки бурого дельфина. И ещё одна деталь: дельфин Коммерсона, в противоположность бурому дельфину, питается в основном ювенильной мерлузой, т.е. менее или почти незаражённой ры­бой. Известно, что более крупные рыбы, как правило, содержат большее количество личинок нематод (см. раздел 5.3), а потому количество попа­дающих в окончательного хозяина нематод зависит от размеров съеден­ных им рыб.

В аргентинских водах A. simplex обнаружен у 52.9 % дельфина-францисканца (Raga et al., 1990), а на юге Бразилии у 50 % этого же хозяи­на отмечен другой вид - A. typica (Andrade et al., 1997).

Столь же интересна информация о встречаемости других видов анизакид у морских млекопитающих. Например, у серого тюленя в зал. Святого Лаврентия при общей 100 %-ой заражённости этими нематодами, численность отдельных видов колеблется в очень широких пределах: Contracaecum osculatum - от 0 до 26528 экз., Pseudoterranova decipiens - от 0 до 4583 экз., A. simplex - от 0 до 1253 экз., а Phocascaris spp.

- от 0 до 318 экз. (Marcogliese et al., 1996). В то же время, обитающий здесь же грен­ландский тюлень заражён перечисленными видами в значительно мень­шей степени: максимальное количество C. osculatum у него достигало 4677 экз., а P. decipiens - 71 экз.

Добавим, что серый тюлень является основным хозяином C. osculatum и в Ботническом заливе Балтийского моря, куда он заходит весной на несколько недель. Фактически в каждом тюлене здесь можно встретить этих гельминтов, а среднее количество нематод в одном хозяине в 1982, 1984 и 1985 гг. составляло соответственно 592, 771 и 541 экз., максималь­ное же количество нематод в одном тюлене было равно 1244 экз. (Valtonen et al., 1988). При изучении распределения этих гельминтов в пищевари­тельном тракте тюленя - для этой цели тот был глубоко заморожен сразу же после гибели зверя - выяснилось, что 55 % нематод располагались группами по 41 - 191 экз. (в среднем 85 червей в группе). При этом в од­ной и той же группе встречались как личинки 3-й стадии, т.е. только что попавшие в тюленя, так и личинки 4-й стадии, а также взрослые черви. Подавляющее большинство нематод (99.47 %) находились в желудке тю­леня (видимо, по этой причине, многие исследователи в ряде случаев до­вольствуются обследованием только желудков этих зверей), единичные особи (всего 0.5 %) - в маленьком кишечнике и только один червь был найден в ректуме.

Приведённые примеры показывают, что не только экстенсивность, но и интенсивность инвазии анизакидами морских млекопитающих дости­гают очень высоких значений. И даже осреднённые данные о численности этих нематод в одной особи хозяина наглядно свидетельствуют о том, сколь высокой может быть общая численность этих паразитов в его попу­ляции. Сказанное подтверждают данные о встречаемости P. decipiens у тюленей в Северной Атлантике (Brattey, Stobo, 1990) (табл. 3.1). Из много-

численных данных, которые содержатся в указанной таблице, - а в ней речь идёт о встречаемости этого паразита у трёх видов тюленей в Север­ной Атлантике - взяты только те сведения, которые касаются заражённо­сти серого тюленя.

Таблица 3.1. Среднее количество P. decipiens в желудке или желудочно-кишечном тракте серого тюленя в Северной Атлантике (по: Brattey, Stobo, 1990)

Район, время исследования Кол-во

тюленей

Среднее кол-во нематод в одном тюлене
Взрослых Незрелых
Северо-западная Атлантика: о. Сэйбл, I - II 1983-84 64 93 541
III - VI 1983-84 85 427 1071
VIII 1983-84 28 505 474
IX - X 1983-84 29 413 601
XI - XII 1983-84 29 510 1428
Северо-восточная Атлантика: Север Северного моря, 1964 6 38 -
Оркнейские о-ва, Шотландия, 8 179 556
X - XI 1983-84

Шетландские о-ва, Шотландия,

10 8 17
II - IV 1969

Исландия, 1975-77

6 188 507

Подчеркну, что табл. 3.1 содержит информацию только о среднем количестве нематод, регистрируемом в той или иной группе обследован­ных тюленей. Максимальные же показатели могут быть намного большими. Так, в одном из тюленей (это была самка в возрасте 31 года), отловленном в марте 1983 г.

в районе о. Сэйбл, было обнаружено 12680 экз. P. decipiens, из них 12561 нематода (99.9 %) были незрелыми (Brattey et al., 1990; Stobo et al., 1990). Допуская, что все эти личинки попали в тю­леня в течение предыдущих 3 недель (этот вывод был сделан на основании расчёта средней продолжительности скорости созревания нематод), можно предположить, что ежедневно тюлень получал нереально высокую пор­цию из 598 личинок (Brattey et al., 1990 - стр. 142).

Любопытно, что при столь высокой заражённости хозяев, этих не­матод отличает ещё и высокая продуктивность. Причём в зависимости от вида хозяина, иначе говоря, в зависимости от степени благоприятности для паразита среды, предоставляемой ему тем или иным хозяином, плодо­витость нематод значительно разнится. Так, плодовитость P. decipiens, па­разитирующих в сером тюлене, более чем в два раза превышает таковую особей из обыкновенного тюленя: соответственно 366 тыс. яиц/на одну самку и 156 тыс. яиц/на одну самку. Ежедневно одна самка нематоды из серого тюленя продуцировала от 1 тыс. до 68 тыс. яиц (наблюдения велись над 7 самками), из обыкновенного тюленя - от 100 до 11 тыс. яиц (в опыте участвовало 4 самки). Из общего количества продуцируемых яиц жизне­способными были 85 - 95 %. Если вспомнить, на какое расстояние могут переноситься выделенные в воду яйца P. decipiens (стр. 46) и какова про­должительность жизни личинок, находящихся в воде1, то становится яс­ным, что даже одна особь инвазированного тюленя может служить мощ­ным источником распространения P. decipiens в регионе.

[1] Выживаемость вышедших из яйца личинок варьирует в зависимости от темпера­туры - от менее 48 ч при температуре 20°C до 140 дней при 5°C (McClelland, 1982). Канадские исследователи установили, что при 4 - 5°C личинки остаются инвазионными для промежуточных хозяев до 11 дней (Bowen, 1988).

И, наконец, совершенно ошеломляющие цифры были получены при подсчёте количества Contracaecum osculatum и C. radiatum в желудках тюленя Уэдделла из моря Уэдделла: в каждом звере насчитывалось от 30 560 до 122 640 экз.

(Kloser et al., 1992).

Однако даже без вскрытия животных, используя только копроло- гический анализ, можно с большей или меньшей степенью достоверности установить степень их заражённости анизакидами. Так, при обследовании 82 проб фекалий гавайского тюленя-монаха, отобранных на четырёх севе­ро-западных островах в группе Гавайских о-вов, более чем в 64 % проб были обнаружены яйца Contracaecum turgidum (Dailey et al., 1988), что свидетельствовало о высокой заражённости этих тюленей данным парази­том. При этом следует учесть, что в момент обследования в организме жи­вотных могут находиться черви, ещё не достигшие половозрелого состоя­ния, т. е. пока не продуцирующие яиц, что наглядно продемонстрировал только что приведённый пример с обнаружением незрелых особей P. de­cipiens у серого тюленя (Brattey et al., 1990).

Все эти примеры показывают не только, сколь велика может быть заражённость морских млекопитающих анизакидами, но и то, что в одной и той же особи хозяина могут одновременно встретиться как взрослые не­матоды, так и незрелые формы (не надо забывать, что эти незрелые формы через некоторый промежуток времени станут половозрелыми). Данные табл. 3.1 можно использовать также для демонстрации возможных разли­чий во встречаемости анизакид у одного и того же вида хозяина в разных географических регионах, в разные годы и в разные сезоны.

Сошлюсь ещё на несколько примеров, подтверждающих сказанное относительно колебаний во встречаемости одного и того же вида анизакид у одного и того же хозяина в разных регионах.

Наиболее обычным паразитом среди анизакид у морской свиньи из Шлезвиг-Голштейнского участка Северного моря (39 вскрытий) и балтий­ского побережья Германии (24 вскрытия) является A. simplex, а P. de­cipiens представлен у неё только личиночными формами (Lick, 1990а). Ин­тенсивность инвазии дельфинов в Северном море колеблется от 1 до 136 экз., а в Балтике - от 1 до 462. Животные моложе одного года в Северном море заражены на 13 %, от года и старше - на 25 %, в Балтийском море эти показатели составили соответственно 0 и 67 %.

При исследовании желудков 274 особей обыкновенного тюленя, погибших с марта по октябрь 1988 г. в результате вирусной эпизоотии (чумки) в прибрежных водах северо-восточной Германии и западной Да­нии, в них нашли нематод 3 видов - A. simplex, C. osculatum и P. decipiens (Lick, 1989). Общая заражённость тюленей моложе одного года составила 28 %, старше двух лет - 95 %. Примечательно, что 95 % обследованных животных старше двух лет были заражены P. decipiens, 28 % - C. oscula­tum и только 13 % - A. simplex. Из общего количества обнаруженных и подсчитанных червей около 95 % относились к P. decipiens, около 3 % - к C. osculatum и всего 1 % - к A. simplex. В тот же год было обследовано 165 экз. обыкновенного тюленя, погибших в районе Каттегата-Скагеррака и в южной Балтике (Lunneryd, 1991), и установлено, что из общего количества обнаруженных нематод на долю P. decipiens приходился 71 %.

В 1979 - 1982 гг. были обследованы пищеварительные тракты 95 особей обыкновенного тюленя, выловленных в исландских водах. Выяс­нилось, что среди всех гельминтов наиболее обычным видом был P. de­cipiens (75 - 100 %), а C. osculatum и Phocascaris cystophorae встречались несколько реже (менее 80 %) (Olafsdottir, Hauksson, 1998). Была выявлена существенная положительная корреляция между количеством P. decipiens и C. osculatum. Соотношение полов у P. decipiens было равным - 1:1, а у P. cystophorae преобладали самки (1:1.7). Помимо этих нематод, были обна­ружены личинки A. simplex. Самцы обыкновенного тюленя были заражены P. decipiens сильнее, чем самки, а количество нематод увеличивалось с возрастом самцов. Экстенсивность инвазии и индекс обилия P. decipiens варьировали в зависимости от района исследования, а самые высокие по­казатели были отмечены у тюленей с западного и северо-западного побе­режья Исландии. Кстати, аналогичную картину в распределении данного вида нематод в этих водах наблюдали ранее в популяции серого тюленя: у западных и северо-западных берегов острова тюлени были заражены в на­много большей степени, чем у южного побережья (Hauksson, Olafsdottir, 1994). Эти различия авторы связывают с особенностями питания тюленей. В пище тюленей, обитающих на первых двух участках побережья, с сен­тября по январь доминирует керчак (наиболее важный дополнительный хозяин паразита), а с февраля по август - треска и пинагор, также сильно заражённые личинками нематоды. На южном участке во все сезоны тюле­ни питаются главным образом песчанками, заражённость которых этими паразитами очень низка.

Обыкновенный тюлень служит хозяином этих же видов нематод, которые совместно встречаются в его желудке, и у атлантического побе­режья Канады в районе о. Сэйбл (Stobo et al., 2002). Наиболее обычен сре­ди них P. decipiens, причём индекс обилия этого вида растёт с увеличени­ем размеров хозяев. В то же время A. simplex встречается в намного мень­ших количествах и только в личиночном состоянии, что подчёркивает тот факт, что обыкновенный тюлень не относится к числу обязательных окон­чательных хозяев этого паразита. Впрочем, хорошо известно, что предста­вители рода Anisakis более характерны для китообразных, чем для ласто­ногих. Что касается C. osculatum, то хотя этот паразит и был редок у об­следованных тюленей, но половина найденных червей были зрелыми.

Таким образом, приведённые примеры и цифры свидетельствуют о том, что обыкновенный тюлень является облигатным хозяином для P. decipiens.

Фактически эти же виды анизакид - C. osculatum, P. decipiens, A. simplex, а также Phocascaris spp. зарегистрированы также у серого и грен­ландского тюленей, обитающих в заливе Святого Лаврентия (атлантиче­ское побережье Канады) (Marcogliese et al., 1996). У серого тюленя наибо­лее обычны первые два вида, однако взрослые формы наблюдались в ос­новном среди P. decipiens и Phocascaris spp. В то же время у гренландско­го тюленя P. decipiens встречается редко, а зрелые особи немногочислен­ны, что свидетельствует о незначительной роли данного вида тюленей в качестве окончательного хозяина P. decipiens в этом регионе. Одновре­менно у этого хозяина, в сравнении с предыдущими годами, отмечен рост инвазии C. osculatum. Выявленные временные и пространственные изме­нения во встречаемости P. decipiens и C. osculatum в заливе авторы связы­вают с размером популяций тюленей и сопутствующим снижением сред­ней температуры воды.

В обширной литературе, посвящённой паразитированию анизакид у морских млекопитающих, можно найти множество примеров, которые показывают особенности встречаемости этих гельминтов у разных видов хозяев и в разных регионах Мирового океана. Но дело в том, что развер­нувшиеся в последнее десятилетие активные работы по переисследованию таксономического статуса многих видов анизакид с использованием но­вых методологических подходов, о чём мы говорили в главе 2, заставят пересмотреть и существующие взгляды на особенности распределения этих паразитов в популяциях их хозяев. Что, собственно говоря, уже и де­лается (см. разделы 2.2, 2.3, 2.5).

В заключение этого раздела приведу список основных видов анизакид, чья валидность доказана генетическими методами (см. раздел 2.2), и их хозяев - морских млекопитающих, составленный на основании дос­тупных литературных источников:

Anisakis brevispiculata: карликовый кашалот (большая когия).

A. paggiae: карликовый кашалот, малая когия.

A. pegreffii: белобокий тюлень, большеголовый кашалот.

A. physeteris: карликовый кашалот, кашалот, кювьеров клюворыл.

A. schupakovi: каспийский тюлень.

A. simplex (s. s.): морская свинья.

A. simplex (s. l.): атлантический ремнезуб, афалина, белобокий дельфин, белокрылая морская свинья, беломордый дельфин, белуха, бу­рый дельфин, высоколобый бутылконос, горбач новоанглийский, гребне­зубый дельфин, гренландский тюлень, дельфин-белобочка, дельфин-францисканец, дельфин Коммерсона, касатка, кашалот, колючеплавнико­вая морская свинья, малая касатка, малый полосатик, морж, морская сви­нья, морской аляскинский котик, морской леопард, нарвал, обыкновенная гринда, обыкновенный тюлень, остромордый полосатик, полосатик Брайда, полосатый дельфин, ремнезуб Лайарда, речной дельфин, северный морской слон, северный плавун, сейвал, сельдяной полосатик, серый кит, серый тюлень, сивуч, синий кит, чёрная гринда, южный дельфин, южный морской лев, южный морской слон.

A. typica: бурый дельфин, дельфин-францисканец, речной дельфин.

A. ziphidarum: кювьеров клюворыл.

Anisakis spp.: белобокий дельфин, бурый дельфин, гавайский тю­лень-монах, клювоголовый дельфин, кювьеров клюворыл, малый полоса­тик, обыкновенная гринда, ремнезуб Лайарда, сельдяной полосатик.

Раймер (Reimer, 1984b) перечисляет в списке хозяев нематод рода Anisakis (без указания видовой принадлежности паразитов) 45 видов кито­образных и ластоногих; в настоящее время таковых насчитывается 52 ви­да.

Contracaecum margolisi: калифорнийский морской лев.

C. ogmorhini: австралийский морской котик.

C. osculatum (s. s.): серый тюлень.

C. osculatum (s. l.): байкальская нерпа, белобрюхий тюлень, грен­ландский тюлень (лысун), калифорнийский морской лев, кольчатая нерпа, ларга, морж, морской заяц, морской леопард, обыкновенный тюлень, се­рый тюлень, сивуч, тюлень-крабоед, тюлень Уэдделла, тюлень-хохлач, южный морской лев, южный морской слон.

C. osculatum A: морской заяц, серый тюлень.

C. osculatum В: гренландский тюлень, кольчатая нерпа, морской заяц, обыкновенный тюлень, пятнистая нерпа, серый тюлень.

C. osculatum D: тюлень Уэдделла.

C. osculatum E: тюлень Уэдделла.

C. radiatum2: морской леопард, сусук, тюлень Росса, тюлень Уэд­делла.

C. turgidum: гавайский тюлень-монах.

Hysterothylacium aduncum: морская свинья12.

Phocascaris cystophorae: обыкновенный тюлень, серый тюлень, тюлень хохлач.

P. netsiki: кольчатая нерпа.

P. phocae: лысун.

Phocascaris spp.: гренландский тюлень, кольчатая нерпа, серый тюлень, тюлень-хохлач.

Pseudoterranova azarasi: сивуч.

P. bulbosa: морской заяц.

P. cattani: южный морской лев.

P. ceticola: карликовый кашалот.

P. decipiens (s. s.): обыкновенный тюлень, серый тюлень, тюлень-

хохлач.

P. decipiens (s. l.)3: белобрюхий тюлень, гренландский тюлень, кергеленский котик, кольчатая нерпа, ларга, лысун, малый полосатик, морж, морская свинья, морской заяц, морской лев Гукера, нарвал, обыкновенный тюлень, пятнистая нерпа, северный морской котик, северный морской слон, серый тюлень, сивуч, синий кит, тюлень Росса, тюлень Уэдделла, тюлень-хохлач, южный морской слон.

[1] Помимо перечисленных морских млекопитающих, данный паразит был обнару­жен у странствующего альбатроса (см. Мозговой, 1953).

2 Окончательными хозяевами этого вида анизакид служат хищные рыбы (см. раз­дел 5.1). Обычно такие паразиты, попав в несвойственного им хозяина, изгоняют­ся из его организма. В данном случае, видимо, дельфин был исследован вскоре после того, как он проглотил рыбу, содержащую этих нематод.

3 Паразит обнаружен также у речной выдры, которая обитает и питается как в речной воде, так и в прибрежных участках моря (Jefferies et al., 1990).

P. decipiens E: тюлень Уэдделла.

P. krabbei: серый тюлень (основной хозяин), обыкновенный тю­лень.

Pseudoterranova spp.: белуха, карликовый кашалот, клювоголовый дельфин, колючеплавниковая морская свинья, южный морской лев.

Патогенное влияние анизакид на организм их хозяев - морских млекопитающих. Паразитирование анизакид в желудочно-кишечном тракте морских млекопитающих во многих случаях не проходит для них бесследно. Известно множество примеров патогенного воздействия этих гельминтов на их хозяев, особенно тогда, когда их количество в одном хо­зяине превышает 100 экз. Чаще всего оно проявляется образованием язв на стенках желудка (рис. 3.1), иногда им сопутствует гастрит.

Рис. 3.1. Часть желудка дельфина с по­ражением слизистой на месте прикреп­ления паразита (Anisakis sp.) (из: Мозго­вой, 1953)

При экспериментальном за­ражении обыкновенных тюленей, выловленных в атлантических водах Канады, личинками Pseudoterranova decipiens было установлено, что те обычно проникали в слизистую и субмукозу желудка, а их передние кон­цы были инкапсулированы в аморфной эозинофильной субстанции (Brattey et al., 1990). Желудок заражённых тюленей часто был гиперемированный и отёчный, наблюдались выступающие воспалённые зоны или язвен­ные повреждения. У экспериментально заражённых серых тюленей пато­логия носила сходный характер, но была менее серьёзной. И здесь следует вспомнить, что серый тюлень в водах Канады является предпочтительным хозяином для этого паразита, а потому их взаимоотношения более уравно­вешенны и стабильны, и не носят столь явно выраженного антагонистиче­ского характера.

Ещё один пример патогенного влияния анизакид на их хозяев. В желудках семи из 10 морских свиней, попавших в тресковые сети у вос­точного побережья Новой Шотландии (атлантическое побережье Канады), обнаружили личинок и взрослых особей Anisakis simplex (Smith, 1989). У пяти дельфинов в стенке вентрального сектора переднего желудка отмече­но по одному крупному кратероподобному изъязвлению, содержащему гроздь личинок 3-й и 4-й стадий развития. У шестого заражённого живот­ного в одной большой язве, помимо грозди личинок, наблюдалось скопле­ние из шести очень мелких язв, три из которых содержали личинок. У по­следнего заражённого дельфина отмечена крупная множественная язва, с 5 кратерами, в каждом из которых находилась гроздь личинок. Взрослые самцы и самки нематоды располагались в просвете желудка. Внутри одно­го из абсцессов, наряду с анизакисными нематодами, был обнаружен 1 экз. Contracaecum sp.

При обследовании 70 пищеварительных трактов (пищевод, желу­док, двенадцатиперстная кишка, кишечник) морской свиньи из вод Дании в 28-и из них обнаружили нематод A. simplex, причём у 8 дельфинов отме­чены язвы, связанные с паразитированием этих гельминтов (Herreras et al., 1997). Никаких других патологий у дельфинов не наблюдалось.

Не менее интересна информация о патологических изменениях же­лудка байкальской нерпы при заражении нематодой Contracaecum osculatum baicalensis (Пронина, Пронин, 1982). У заражённых тюленей наблюда­ется язвенная болезнь с сопутствующим гастритом. Изменения слизистой желудка приводят к нарушению его секреторной функции, и в конечном итоге - к значительному снижению продуктивности популяции вида в экосистеме Байкала.

Анизакиды - паразиты наземных млекопитающих. Помимо морских млекопитающих - истинных хозяев анизакид, случайными хозяе­вами этих паразитов могут оказаться наземные млекопитающие, о чём свидетельствуют имеющиеся публикации. У бродячей собаки на о. Хок­кайдо (Япония) была зарегистрирована эузинофильная гранулёма стенки желудка, вызванная личинками Pseudoterranova, а у пса в Англии наблю­дали рвоту после того, как он съел свежую пикшу, содержащую личинок анизакисного типа (цит. по: Margolis, 1977).

Известно, что на тихоокеанском побережье Канады звероводы кормят выращиваемых норок свежей морской рыбой или отходами пере­работки рыбы, которые они получают с рыбообрабатывающих комбина­тов. Известно также и то, что многие тихоокеанские рыбы являются носи­телями инвазионных личинок анизакид, в том числе представителей родов Anisakis, Pseudoterranova и Contracaecum (см. разделы 5.3, 5.4, 5.6).

Для того чтобы изучить, могут ли личинки A. simplex оказать нега­тивное влияние на здоровье выращиваемых в хозяйствах норок, те были получены из тихоокеанской мерлузы. В предварительном эксперименте внутрь кормовых «шариков» заключили по 15 или 30 личинок и скормили их каждой из 10 норок (Margolis, Beverley-Burton, 1977). У большинства животных быстро наступила сильная реакция с повторяющейся рвотой и дефекацией, дрожью и другими признаками недомогания, тогда как дру­гие не проявили явных признаков дискомфорта. Во всех наблюдаемых случаях рвота и/или дефекация наступали в течение 3 ч после скармлива­ния личинок, а в одном случае они наступили соответственно через 30 и 45 мин, вызванные сильной перистальтикой кишечника. У норки, которая не испытывала ни дрожи, ни рвоты, ни дефекации, при вскрытии спустя час в желудке и двенадцатиперстной кишке было обнаружено 26 личинок. При вскрытии остальных норок спустя 4 ч после заражения признаков проникновения личинок не наблюдалось.

В следующем эксперименте использовали меньшее количество ли­чинок - 5 и 15. Половина (14) из экспериментальных животных непосред­ственно перед тем, как им дали личинок в желатиновых капсулах, была подвергнута анестезии. У норок, не подвергнутых анестезии, рвота нача­лась примерно через час после заражения, независимо от количества скормленных личинок, и большинство нематод были быстро выведены из организма или с рвотой, или с фекалиями. Признаков проникновения ли­чинок не наблюдалось. У анестезированных животных наблюдались раз­ные реакции. У всех норок было отмечено быстрое и сильное воспаление. Личинки оставались в пищеводе, желудке или двенадцатиперстной кишке более продолжительное время. Повторяющаяся рвота (2 - 6 раз) начина­лась через 8 мин и заканчивалась, самое позднее, через 4 ч после зараже­ния. При вскрытии у нескольких норок отмечено проникновение личинок.

Излагая результаты выполненных экспериментов, один из авторов работы привёл случай из своей давней практики, когда его попросили оп­ределить червей, обнаруженных в большом количестве в фекалиях разво­димых норок. Норки были в плохом состоянии и медленно росли. Черви были определены им как личинки Anisakis. Выяснилось, что норок корми­ли в сыром виде свежим американским стрелозубым палтусом - обычным хозяином этих личинок в водах Британской Колумбии. Рассматривая ре­зультаты нынешних экспериментальных работ, авторы сделали вывод, что причиной плохого состояния здоровья тех норок было гастро-кишечное раздражение, вызванное анизакисными личинками.

Патогенность анизакид для наземных млекопитающих подтвер­ждена многими экспериментами. Замечу, что, как правило, их проводили с целью изучения возможного негативного воздействия личинок Anisakis, Pseudoterranova или же Contracaecum на организм человека. Заражению подвергали кроликов, крыс, обезьян, котят, хомяков, собак, свиней и т. д. Во многих экспериментах было установлено, что некоторые личинки спо­собны проникать в желудок и/или кишечник подопытных животных, а также в полость их тела, вызывать образование язв, геморрагии.

Более подробно об этих экспериментальных исследованиях см. в главе 7.

<< | >>
Источник: Гаевская А. В.. Анизакидные нематоды и заболевания, вызываемые ими у животных и человека. 2005

Еще по теме Глава 3 АНИЗАКИДЫ - ПАРАЗИТЫ МЛЕКОПИТАЮЩИХ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Глава 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КЛАССА НЕМАТОД (NEMATODA)
  3. Морфология
  4. Специфичность
  5. Глава 3 АНИЗАКИДЫ - ПАРАЗИТЫ МЛЕКОПИТАЮЩИХ
  6. Глава 4 АНИЗАКИДЫ - ПАРАЗИТЫ ВОДОПЛАВАЮЩИХ ПТИЦ
  7. Глава 5 АНИЗАКИДЫ - ПАРАЗИТЫ РЫБ
  8. Влияние личинок анизакид на организм их хозяев - рыб
  9. Глава 7 АНИЗАКИДЫ - ПАРАЗИТЫ ЧЕЛОВЕКА
  10. Заражение людей личинками рода Anisakis