<<
>>

Урок первый. Речь президента — в чем сила ее политического действия?

Свою попытку понимания устройства политического дей­ствия, организуемого выступлением политика, осуществили участники мастер-класса Ю.В. Громыко1, проходившего в Высшей школе экономики г.

Москвы ( ВШЭ2) (2002 /2003 уч.г.). Цикл занятий по этой теме проводился в течение апреля и мая месяцев, т.е. в преддверии того, как было сделано очередное ежегодное Послание Президента Российской Федерации В. В. Путина Федеральному Собранию (16 мая 2003 года).

Студентам было предложено проанализировать три выступления разных политиков, сделанные в разных стра­нах в разные исторические эпохи: речь Президента Со­единенных Штатов Америки А. Линкольна, произнесен­ную им в 1863 году при открытии мемориального клад­бища в Геттисбурге, и выступления наших современни­ков — Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию в 2002 году и речь кандидата в Президенты США от демократической пар­тии Л. ЛаРуша на конференции «Как реконструировать обанкротившийся мир» в Баде-Швальбахе (Германия) в 2003 году3.

В ходе совместного обсуждения речей Линкольна и ЛаРуша внимание слушателей было обращено на то, что перед нами тексты, оказывающие сильнейшее влияние на развитие лю­дей, расширяющие формы и меняющие структуры их созна­ния и потому имеющие антропологическое «измерение». Но это не собственно антропологические тексты, так как они на­целены не только на развитие каждого, но на движение нации в целом, они задают и определяют такое направление разви­тия, которое связано с изменением деятельности целого ряда институтов. Перед нами — политантропологические тексты. Их действенность состоит не просто в использовании некото­рых удачных риторических фигур, но именно в замыкании двух указанных действительностей — политической и антро­пологической.

Так, обращаясь к знаменитой речи Авраама Линколь­на (19 ноября 1863 г.4, произнесена на открытии нового кладбища жертв гражданской воины 1861—1865 годов), мы обратили внимание на то, что вся она выстро­ена на идее исторической памяти.

Речь начинается с воскрешения этой памяти: «Восемьдесят лет назад наши праотцы породили на этом материке новую нацию, зача­тую под знаком Свободы и посвященную принципу, что все люди созданы равными».

«Возвращая» нации ее историческую память, Лин­кольн возвращает своим слушателям те духовные ценно­сти, которые собственно и позволили в свое время отцам-основателям вписать американскую нацию в струк­туру Всемирной истории. Эти ценности в политической ситуации актуально не представлены. Но именно они задают исторический смысл существования американ­ской нации. Великие предшественники заложили идею свободы в основание политического устройства США, но реализовать ее можно лишь в процессе постепенно­го, эволюционного развития истории, каждым шагом по­литического действия усиливая и продвигая то духов­ное основание, которое конституирует созданное ими государство.

Для Линкольна добиться свободы рабов — это следу­ющий шаг на пути реализации идеи, завещанной отцами-основателями. От того, удастся ли сделать следующий политический шаг на пути обретения свободы, зависит то, тщетно или нет прожили свою жизнь великие предки, зависит их бессмертие, зависит бессмертие самой Америки, возможность ее дальнейшего конституи­рования в пространстве Всемирной истории. «Это ско­рее нам следует посвятить себя великому труду, который еще остается перед нами; дабы набраться от этих чтимых нами усопших вящей преданности тому делу, которому они принесли последнюю полную меру преданности; дабы нам здесь торжественно постановить, что смерть этих умерших не останется тщетной». (вы­делено нами Н.Г.).

Таким образом, дальнейшая духовно-историческая судьба американской нации зависит от следующего политического шага, но источники силы, для того чтобы сделать этот шаг. На­ция и каждый из ее представителей могут найти только в ду­ховно-нравственных, антропологических основаниях собст­венной нации, в исторической памяти о духовных свершени­ях своих предков.

Эти основания, повторяем, актуально в политической ситуации не присутствуют.

Линкольн заставляет нацию к ним трансцендировать. Линкольн показывает норма сле­дующего шага политического действия состоит в про­должении дела отцов-основателей. Эту норму реализо­вать очень трудно: нация и каждый ее представитель должны практически выйти за границы собственных возможностей, совершив сверхусилие, трансцендиро­вать к этим духовным основаниям и сделать их актуаль­ным моментом своей политической жизни, явить их как движущее политическое основание жизни всей нации. Стремясь вызвать у слушающих актуально такое сверх­усилие актуально — еще пока еще длится речь, Лин­кольн прибегает к воздействию на структуры родовой памяти, открывающей духовно-нравственные источники силы и обновляющей энергии. Бессмертие нации зависит от следующего политического шага; возможность сде­лать следующий политический шаг, отвечающий заданной норме — в бессмертии духовных деяний предшественников5.

В результате общего обсуждения речи Авраама Линкольна участниками мастер-класса была построена следующая схема политического действия: ([II-III(1)]-

image139

После этого мы перешли к обсуждению речи Линдона ЛаРуша «Физическая геометрия как стратегия». Она была произнесена сразу на следующий день после развязывания США войны в Ираке — 21 марта 2003 года на конферен­ции, которая собрала около 600 представителей из 46 стран. В ней содержалась убийственная критика режима Буша, ор­ганизовавшего военное вторжение в Ирак. Режим Буша сравнивается с нацистским режимом Гитлера, а современная эпоха с периодом 1928—1933 годов в Германии, завер­шившимся сожжением Рейхстага.

Несмотря на очевидность совершенной ЛаРушем акции речь произнесена на следующий день после развязывания войны; речь произнесена американцем, несмотря на жест­кие цензурные условия, введенные в США, и проводимые в связи с «контртеррористической операцией» политичес­кие репрессии; речь произнесена не на кухне, а перед гро­мадной аудиторией — перед представителями 46 стран, в том числе и перед гражданами США, — несмотря на все это участники нашего мастер-класса не могли нам четко сказать, в чем же суть осуществляемого политического действия.

Каков его замысел? На кого оно направлено? Ка­кова его конструкция? В чем его сила?

Прежде всего, мы предложили слушателям проанализи­ровать, сколько всего предметных действительностей, в которых движется ЛаРуш. Учащиеся выделили политиче­скую, экономическую, историческую, философскую, педа­гогическую, литературоведческую и психологическую предметные действительности. Но объяснить, как и на чем они собираются воедино, зачем вообще введено столько действительностей, не смогли.

Мы предложили также зафиксировать те понятийные и ка­тегориальные оппозиции, которые существуют в тексте и оп­ределяют динамику его развития. В качестве таковых были вы­делены следующие:

· во всем мире, в том числе в США, наблюдается не стабильное экономическое развитие, но системный функциональ­ный коллапс, связанный с разрушением мировой финансовой системы;

· доллары — не устойчивая мировая валюта, а финансовые пузыри;

· США — не демократическая страна, где лучше всего соблюдаются права человека и принципы свободы, а на­цистский режим, проводящий политику фашистского им­периализма; не самое экономически развитое общество, но паразитарное, насквозь коррумпированное общество потребления;

· воина в Ираке — не война в отдельной стране, а новая мировая война; освобождение Ирака от «тирана» не три­умф демократических ценностей, но моральное падение аме­риканской нации;

· Джордж Буш — не политический лидер, принимающий решения, но марионетка, которая мыслить и принимать реше­ний не может, но может лишь «реагировать»;

· происходящее в Вашингтоне не трагедия, а смесь траге­дии и фарса «с президентом в качестве Короля Лира и вице­президентом в качестве леди Макбет»;

· американская система образования способствует не раз­витию, но дегенерации людей, их моральному падению; аме­риканские школьники учатся не ради знаний, а ради сдачи эк­заменов; они ничего не знают, кроме компьютерных игр; они приучены задавать вопросы лишь в рамках выделенных «кле­точек», продуктом такой системы образования являются не поколения величественных людей, но поколения обывателей-сумасбродов;

· американские обыватели умеют лишь выражать свои мне­ния, но не умеют ни мыслить, ни действовать; в оценке проис­ходящего они, как и животные, опираются лишь на восприя­тие чувств, которые их постоянно обманывают, но не на ра­зу не на «физические принципы», истинные принципы устроиства универсума, открытые великими учеными — Платоном, Николаем Кузанским, Леонардо да Винчи, Кеплером, Гюйгенсом, Гуассоном и т.д.

Оппозиции, как видим, выложены в плоскости практически каждой из предметных действительностей.

Но зачем это нуж­но? Что этим достигается?

Дорогие читатели! Если вы уже прочитали речь ЛаРуша, то вы, вероятно, на эти вопросы уже ответили. Речь ДаРуша направлена на проблематизацию тех исходных допущений, на которые опирается не только американ­ский, но и обычный европейский обыватель в своих суж­дениях и действиях. Сознание этого человека вписано в такие институциональные структуры, которые исключают возможность коллективного проблематизирующего мыш­ления по поводу того, что происходит. В силу этого со­временный житель так называемых высокоразвитых стран находится на пороге дегенерации. Его сознание — наск­возь ложно. Ведь общество, которое культивирует такое сознание, ориентировано не на истину, но на консенсус. Выстраивая приведенные выше оппозиции, ЛаРуш создает эффект перевертыша: он показывает, что основные допу­щения обывателя — эта всего лишь мнимости, основан­ные не на истинных принципах, открытых разумом, но на обмане чувств. Почти каждому суждению американского обывателя можно противопоставить прямо противопо­ложное суждение. То, что кажется ему белым, на самом деле черное. То, что кажется благим, на самом деле не­обратимая катастрофа. Война, развязанная в Ираке, — та системная точка, которая выявляет и вскрывает всю бесконечную череду «мнимостей», в которых запуталось глобалистски ориентированное сознание современного гуманоида. Проблематика политического действия показывает ЛаРуш, сегодня как никогда тесно связана с проблематикой истины. Осуществить политическое действие — это значит остановить процесс дегенерации и вернуть людям возможность их духовного развития, что невоз­можно без поиска истины; это значит пошатнуть незыб­лемую систему допущений, существующих в обыватель­ском сознании, и вместо мнимых моделей ввести моде­ли, ориентированные на знание подлинных принципов ус­тройства мира.

Такое действие, нацеленное на выправление искаженного мнимостями сознания, может носить только системный ха­рактер. Поэтому в речи использовано так много предметных полей.

Но все они «собираются» в фокусе антропологии, ко­торая, в отличие от психологии, сама является не моно-, а полипредметной дисциплиной. Именно из антропологичес­кого фокуса можно увидеть всю полноту мнимых проекций, сходящихся на человеке и вызывающих искажения его со­знания.

Таким образом, действие речи ЛаРуша носит, с одной сто­роны, ярко выраженный политический характер: она, как и речь Линкольна, нацелена на то, чтобы развернуть американ­скую нацию в ином направлении политического развития. Но с другой стороны, эта речь носит антропологический ха­рактер, потому что «разворот» осуществляется через воз­действие на сознание и через работу именно с сознанием. Конференция, где произносится речь, используется ЛаРушем для создания такого пространства, где возможно кол­лективное проблематизирующее мышление. В созидании этого пространства принимают участие представители очень многих наций, заинтересованных в остановке начавшейся мировой войны.

В результате обсуждения речи Линдона ЛаРуша участника­ми мастер-класса также была построена схема политического действия II-I(2), осуществляемого посредством данной речи.

СХЕМА II-III(2)

image140

Как и при обучение художественному мышлению (первая глава), обучение социальному действию также строится на образцах. Текст речи президента является в данном случае незаменимым подспорьем. Правда, прези­дент президенту — рознь, и речь речи — рознь: далеко не каждая речь, произносимая президентом, является образ­цом социально-политического действия. Но те речи, кото­рые анализировались выше, таким образцом являются. Об­ращаясь к ним, учащиеся имеют возможность познако­миться с другим типом и другим уровнем социального опыта, нежели есть у них самих, с другим уровнем про­блем, нежели те, что занимают их сознание, когда они пы­таются действовать сами.

Схематизация является важнейшим инструментом при ра­боте с такого типа текстами. Она позволяет выявить «ком­позицию» действия, что открывается далеко не сразу и тре­бует специальной реконструкции: знания политической си­туации, в которой произносилась речь, антропологических особенностей аудитории, для которой она была предназна­чена, выявления предмета действия, формы и механизма его осуществления и т.д. Работа со схемой и на схеме позволя­ет постепенно выявить все эти моменты, так как схема са­ма предъявляет разного рода «неувязки» и «нестыковки»: без их продумывания схема просто «разваливается» на глазах.

В заключение занятия мы предложили участниками мастер-класса сделать следующее домашнее задание:

Построить общую схему политического действия, опираясь на три указанных текста (Линкольна, ЛаРуша и Путина), и восстановить то, как данная схема была в них реализована.

Реконструировать предмет политического действия в Послании В.В. Путина (2002 г).

Студенческая аудитория является на порядок более са­мостоятельной, чем аудитория школьников. Наше задание сформулировано так, что при выполнении его учебная тра­ектория может выстраиваться совершенно по-разному и в разных предметных слоях: в слое истории, политологии, философии, экономики, методологии, антропологии и т.д.

Какая линия для кого из студентов покажется более существенной — это мы увидим из домашних работ. Наша педагогическая стратегия в данном случае состоит в том, чтобы подтолкнуть студентов к самостоятельному учеб­но-исследовательскому движению по всем возможным направлениям. Но при этом фокус «сборки» для всех, не­смотря на вариативность поисковых движений, остается один — схема политического действия

<< | >>
Источник: Громыко Н.В.. Обучение схематизации. 2005

Еще по теме Урок первый. Речь президента — в чем сила ее политического действия?:

  1. Миттельшпиль
  2. Урок первый. Речь президента — в чем сила ее политического действия?